-Эй, Ичиго! Наконец-то, ты пришёл в себя! – радостно воскликнул Урахара.

«Рукия! Ну, ты же обещала, что дашь мне немного отдохнуть…сколько там было, полчаса? Разве они уже прошли?» И почему он думал, что провалился в глубокий сон, который не сможет нарушить даже вой Меноса?

Временный шинигами, нахмурившись, неохотно приоткрыл один глаз. Мужчина стоял совсем рядом в своей причудливой полосатой панамке, которая, казалось, срослась с его головой – настолько часто он её носил – и была плотно надвинута на лоб, скрывая его глаза в тени. Бывший шинигами возился с какими-то колбочками, вмещавшими в себе жидкость разнообразных оттенков – от болотно-зелёного, до ядовито-фиолетового - на низкой прикроватном тумбочке, бормоча весёлую песенку себе под нос.

Рыжеволосый подросток, нервно сглотнув, наблюдал за тем, как густая фиолетовая масса медленно сползает по стеклянной стенке пробирки, на дне которой уже виднелась другая – желтовато-оранжевая, гадая, сколько секунд осталось до взрыва. Когда микстура, наконец, добралась до дна, он зажмурился и прикрыл уши – сделать больше ему не позволяла боль, которая всё ещё терроризировала каждый его мускул. Но вместо «большого бума», которого он так «ожидал», раздался лишь удовлетворённый смешок.

Ичиго, не веря своим ушам и всё ещё с некоторой опаской, открыл глаза:

«Неужели, он в кои-то веки сделал всё, как надо?»

Мужчина, выпрямившись и оторвавшись от своего занятия, взглянул на своего ученика:

-Вижу, ты уже очнулся.

Ичи возвёл глаза к потолку:

«Очнулся? Да я чуть с кровати не грохнулся! Кто же так к спящему больному заходит?» Но Урахара, по всей видимости, был иного мнения. Он выдал широчайшую улыбку, машинально придавшую ему удивительное сходство с Чеширским котом, и подошёл к кровати больного.

-Ну что, будем лечить, - миролюбиво произнёс он, опускаясь на стул подле кровати.

«Ллечить?» - Куросаки опустил глаза на то, что выступало в роли лекарства. Когда кофейный взгляд наткнулся на всё ту же пробирку, к горлу тут подкатила тошнота, сигнализируя об опасности.

«Только не говорите, что я должен это выпить…» - рыжеволосый подросток попытался выдать настолько жалобный взгляд, насколько это было возможно с его постоянно нахмуренным лицом. Видимо, вышло не очень правдоподобно, потому что Урахара вдруг вскочил и обеспокоенно взглянул на бледно-серое лицо больного.

-Я должен был предугадать, что тебе станет ещё хуже, - озабоченно заключил он и потянулся к столику, чтобы взять красную коробочку.

Глаза Куросаки расширились от ужаса:

«Нет! Только не это! Я точно не переживу двойную дозу…»

Как раз, когда мужчина уже собирался напичкать парня медикаментами сомнительного происхождения, в комнату заглянуло нечто брюнетистое:

-О, я вижу, тебе уже лучше, даже сидеть можешь! – довольно заметило оно.

В глазах временного шинигами отразилась мольба:

«Вытащи меня отсюда!»

-Как мило, ты так рад меня видеть? – просюсюкало оно, - но, сейчас я немного занята, так что поболтаем в другое время, - нечто помахало ручкой и скрылось за дверью.

«Нет!» Как она могла его бросить?! Подруга называется! И вообще, почему это он не может произнести ни звука?

Ичиго открыл было рот, чтобы опровергнуть свои опасения и потребовать, чтобы она вернулась и увела этого учёного куда подальше. Но, прежде, чем он успел произнести хоть что-нибудь прямо перед носом замаячила пробирка.

-Правильно, открой ротик и всё выпей! Какой послушный у меня пациент, - довольно проворковал фанатик своего дела, почти вплеснув содержимое стеклянной ёмкости в рот подростка.

-Нет! – вскрикнул временный шинигами и захлопнул рот с такой силой, что послышался звон осыпающихся зубов, по крайней мере, ему так показалось.

Мужчина опустил руку и недовольно нахмурился:

-Так не пойдёт. Что за детский сад? Возьми и выпей. Ты же не хочешь умереть?

Парень упрямо замотал головой и крепче стиснул зубы – всё-таки они уцелели.

«Я скорее умру, если это попадёт в мой рот…Хорошо, что я инстинктивно не открывал его всё это время!»

-Что ж, ты безнадёжен, - вздохнул мужчина, поднимаясь со стула, - и, по всей видимости, тебе недолго осталось, - зловеще добавил он, сверкнув глазами.

–Но, не волнуйся, я знаю того, кто берётся даже за самые запущенные случаи, - простодушно улыбнулся светловолосый, - кажется, Рукия упоминала, что Куротсучи Маюри был очень обеспокоен твоим состоянием.

«Ну, всё, ей точно не жить!» - парня буквально трясло от гнева.

-Ну, ладненько, я пошёл тогда, надо договориться Ренджи, чтобы он помог тебе добраться в общество душ, нельзя терять времени, - бывший шинигами бодро зашагал к выходу, снова бубня слова песенки, которая уже стала раздражать.

-Подожди, - остановил его ледяной голос Ичиго.

Субъект в панамке победно усмехнулся и обернулся с выражением аля, «святая простота».

-О, есть какие-то пожелания, - невозмутимо захлопал он светлыми ресницами.

-Выжить, - процедил Ичиго.

-Разумно, - усмехнулся мужчина.

-Не думаю…

-И не надо, главное – что ты осознал, наконец, что моё лекарство гораздо эффективнее и безопаснее, чем методы лечения Маюри, ты сделал правильный выбор - бывший шинигами с ликующим видом снова приземлился на стул.

-Я скорее выбирал между двух зол, - обречённо вздохнул временный шинигами.

Лицо мужчины вдруг стало серьёзным:

-Ты долго не подавал признаков жизни. Я уже и вправду подумывал о том, чтобы просить помощи у Маюри, - светловолосый мужчина поднёс парню пару таблеток подозрительной формы и размера и стакан холодной воды.

-Мне повезло, что я очнулся до того, как твои «страхи» оправдались, - мрачно заметил рыжеволосый, с подозрением разглядывая медикаменты, расположившиеся на его ладони. Он до сих пор не мог выкинуть из головы того случая, когда капитану 13 отряда взбрело в голову провести над ним ряд опытов, потому что он показался ему необычным экземпляром шинигами.

Рыжеволосый подросток скривился, еле проглотив чересчур горькие таблетки.

Урахара, заметив это, только простодушно рассмеялся:

-Да, во вкусе приятного мало, но зато они очень быстро поставят тебя на ноги, - он ободряюще толкнул его в плечо, вызвав новую волну боли.

Куросаки криво усмехнулся – капитан в отставке думал, что его выражение лица было вызвано вкусом таблеток – святая наивность. По-моему, оказаться в руках сумасшедшего гения – учёного Маюри – куда страшнее, нежели проглотить жалкую горстку медикаментов – это ещё терпимо.

-Надеюсь, настолько быстро, что это был последний раз, когда я их выпил, - улыбнулся Куросаки.

-Отлично, отлично! К тебе даже чувство юмора вернулось, скоро будешь на ногах, смотри, какая погода – грех не погулять! - он, распахнул окно настежь, позволяя утренней свежести ворваться в комнату и разогнать застоявшийся пыльный воздух. Куросаки потянул носом и чуть улыбнулся.

Действительно, это был запах ранней весны. Его ни с чем не спутаешь. Ичиго отчётливо помнил, как в детстве дни напролёт обожал носиться по лужам, которые, казалось, только вчера возвышались плотными сугробами белого снега, и, как он постоянно прибегал домой промокший до нитки, и то, как мама заботливо вытирала с его румяных от долгого пребывания на свежем воздухе щёчек грязноватые разводы. Она хмурилась и ворчала, выражая своё недовольство, но, всё-таки слишком любила непоседливого малыша, и не могла долго злиться на него. Маленький Куросаки в качестве примирения всегда приносил ей какую-нибудь красивую и очень редкую вещь из своей коллекции, которую он никому не показывал, кроме мамы. А она улыбалась и вела его на веранду, где на белом аккуратном столике его уже дожидался вкуснейший мамин десерт. В садике все ребята дразнили его маминым сынком, но ему на это было глубоко плевать. Он никогда не понимал, как его сверстники могли быть таким чёрствыми и бесчувственными и так плохо относились к своим родителям, но, не старался их переубедить – себе дороже.

Громкий женский крик разорвал эти тёплые и такие дорогие его сердцу воспоминания, сразу же вернув его в тот дождливый день, когда жизнь его матери оборвалась. Тогда она погибла от рук пустого, который всего лишь притворился тем ребёнком. С тех пор Ичиго не улыбался очень и очень долго. До тех пор, пока в его жизни не появились шинигами и всё, что с ними связано.

Рыжеволосый подросток сморгнул, и рассеянно уставился в окно.

-Плохо дело, - произнёс Урахара, вертя в руках пустую коробочку, - кажется, пустые снова наделали дыр в защитном барьере.

-Я должен идти, - Ичиго огляделся в поисках пилюль душ+, которые становились временными заместителями человека, пока тот приобретал форму шинигами и спасал людей от изголодавшихся по их душам пустых.

-Ты неисправим, - покачал головой бывший капитан, - но, я не могу отпустить тебя в таком состоянии, ты ещё слишком слаб.

-Я же не буду драться в своём теле, с моим духом-то всё в порядке, - запротестовал Куросаки. Но мужчина лишь покачал головой:

-Нет, в этот раз ранена и твоя душа.

-Это невозможно, я ведь не участвовал ни в каких боях…

-Я тоже сначала так думал, но, причиной ранения может быть и что-то другое, - мужчина бросил на парня пристальный взгляд, но тот лишь устало отвёл глаза.

-В любом случае, сейчас тебе стоит положиться на своих друзей и отдохнуть, - сказав это, мужчина ушёл по своим делам, оставив рыжеволосого подростка в гордом одиночестве.

«Неужели моя душа пострадала оттого, что Хичиго на время исчез из внутреннего мира?..Да и вообще, Мурамаса ведь уже вышел на свободу, так почему тогда рыжеволосый подросток совсем не чувствует присутствия пустого?..»

Зрачки парня расширились: «Неужели духовная рана из-за того, что пустой не смог вернуться?..» Как бы там ни было, он так просто это не оставит и обязательно выяснит, что произошло на самом деле.

@темы: Bleach, Мурамаса/Ичиго, Странная история, Фанфы яой, Хичиго/Ичиго