22:21 

Странная история. Глава 14. Сила в слабости?

Почему-то в ранние часы утра сквозняк в магазине ощущается сильнее всего. Может, всё дело в форточках, открытых почти в каждой комнате помещения, а может в том, что после сна под тёплым одеялом не сразу привыкаешь к резкой смене температуры...
Как бы там ни было, суть остаётся одна – Уруру жутко околела, сидя у окна, выходящего на небольшой ухоженный садик. Она прижала коленки к груди, чтобы было удобнее натянуть на них длинную синюю футболку, и с досадой оглядела опустевшую чашечку, в которой ещё минуту назад теплился чай её любимого сорта.
- А ты чего здесь? Я думал, только старики бессонницей страдают, – внезапно озвученное предположение едва не заставило девочку выпустить чашку из рук. На миг прикрыв глаза, она постаралась справиться с участившимся от неожиданного появления Куросаки пульсом, после чего повернулась к нему, смерив его слегка раздражённым взглядом:
- Ну, вообще я так всегда встаю, и сплю, кстати, хорошо, - она помедлила, мельком оглядев парня, - чего о тебе не скажешь, - заметила брюнетка после непродолжительного «осмотра». На это Ичиго не нашёлся с ответом – а зачем, если девчонка права?
По пути сюда ему повстречалось небольшое настенное зеркало и, то, что оно отразило, действительно, воодушевляло слабовато - лицо парня бледнело на фоне рыжих, топорщащихся во все стороны волос, а под усталыми покрасневшими от недосыпа глазами залегли глубокие тени, иссушенные губы потрескались в уголках рта, отчего создавалось впечатление, будто парень недельку-другую брёл по уэко-мундовской пустоши без намёка на привал.
«И это притом, что Хичиго на меня столько энергии угробил…» - стоило имени пустого облечься в мысль, как оно тут же потянуло за собой и воспоминания о событиях трёхчасовой давности. Резкий контраст прохладных губ и тёплых слов до сих пор вызывал необъяснимые волны дрожи по всему телу. Ичиго, наверное, до самой старости (если, конечно, не поляжет раньше в бою с врагами человечества) будет вспоминать этот момент своей жизни – настолько неизгладимым оказалось впечатление, произведенное холлоу на своего короля.
- Правда, когда я заглядывала к тебе, ты спал ещё, - продолжала плести нить рассуждений девчушка, задумчиво накручивая локон тёмных волос на палец, - но, по ходу, ты меня надуть решил просто.
- Ямамото упаси, - отмахнулся Ичиго, - я до этой ночи трое суток глаз не сомкнул, думаешь, у меня остались бы силы продержаться ещё?
Уруру задумчиво пожевала губу:
- Ну, зная тебя, точно остались бы. С другой стороны – сном за одну ночь, если ты, всё-таки, спал, (в чём я что-то очень сомневаюсь) три не окупишь, так что иди-ка ты, братишка, ещё покимарь, - брюнетка поднялась с насиженного местечка и хотела было мягкими и ненавязчивыми пинками проводить парня до его комнаты, дабы убедиться, что он точно выполнит её наставление, но тот отрицательно мотнул головой.
Уруру, завидев сопротивление, обиженно насупилась, поинтересовавшись, не мог бы парень хоть для разнообразия послушаться её? В конце концов, она ведь о нём беспокоится.
- Не могу, понимаешь. Не усну всё равно, - устало отозвался Ичиго на все её гневные возмущения. Такое поведение Куросаки мигом отбило у девочки охоту продолжать спор. Вместо этого, она только осторожно, будто боясь причинить словами боль, озвучила свою догадку:
- Это всё Айзен, да? Ты боишься, что не хватит времени и сил с ним справиться до того, как он нападёт первым, я права? – Ичиго кивнул, и девочка испытала настоящее потрясение, хоть сама же и вынесла предположение причины смятения рыжего шинигами только что.
Уруру в глубокой растерянности отвернулась к окну. Она не представляла, откуда в этом парне могло взяться столько неуверенности всего за одну единственную ночь, но ей было тяжело видеть его таким. Если уж Ичиго растеряет свою непоколебимость, то что тогда об остальных говорить? На кого им тогда равняться? Ведь именно этот рыжеволосый парень, практически заменивший им с Джинто старшего брата, был примером для подражания, и если не он сможет одолеть нависшую над ними угрозу, то кто тогда? Нет, других сейретейцев она со счетов, конечно, не списывала, да и их обожаемому чудаковатому Панамке на пенсию было пока рановато, но всем было прекрасно известно, что Ичиго в их вооружённых силах в приоритете.
- Перестань уже сомневаться в себе, - произнесла Уруру, наконец, - братишка, испытывать страх может каждый и это нормально, а вот поддаваться ему ни в какие ворота не лезет. Побори его. Ты же всегда так делаешь, и этот раз вряд ли хоть чем-то отличается от предыдущих, - девочка слабо улыбнулась рыжеволосому подростку, уже успевшему натянуть куртку и ботинки для выхода на улицу.
- Я понимаю, - кивнул он, - и всё-таки, это не так легко, как кажется. Я был бы более уверенным в себе, если бы…как тебе объяснить… - парень тяжело вздохнул, запустив пятерню в рыжие патлы, торчащие особенно буйно на затылке, - если бы не лишился поддержки, важной для меня, - голос Ичиго зазвучал как-то отстранённо. Значит, всё-таки что-то случилось. Но что такого могло произойти за последние три часа темноты за окном? Неужели ей, действительно, не показалось, и братик мало того, что притворялся, будто дрыхнет, так ещё и поговорить с кем-то успел?
- Уж не знаю о ком ты, но я, Джинто, да и все твои родные и друзья поддерживаем тебя, - напомнила она, в упор встретив уставший взгляд кофейных глаз.
- Я знаю и благодарен вам за это.
- Благодарен, но не рад…о чьей поддержке речь, Ичи? – сейчас, будучи такой серьёзной, Уруру выглядела гораздо старше своих лет.
Куросаки ответил не сразу. Похоже, ему самому с трудом удавалось понять собственные эмоции на данный момент.
- Да так. Не бери в голову. У одного идиота просто слишком сложный характер, - наконец произнёс он.
- Ты часом не о себе? – это саркастическое уточнение вызвало у парня безрадостный смешок.
- Ну, можно и так сказать… - не без горечи в голосе отозвался временный шинигами.
- Знаешь, у всех нас тараканы в голове, и ничего, уживаемся как-то, - девочка только пожала плечами, - кстати об этом, спасибо за Джинто, - на её лице расцвела благодарная улыбка.
- В смысле? – Куросаки изобразил удивление настолько искусно, насколько позволяла мимика осунувшегося от недосыпа лица.
Девочка лишь покачала головой в ответ, не стирая с губ отпечатка улыбки и явно не собираясь пояснять что-либо.
«Какая-то она странная с утра…впрочем, не мне упрекать её в этом»
Ичиго, чуть не забыв отдать послание, наспех настроченное на каком-то клочке бумаги, выудил его из кармана штанов и протянул брюнетке.
- Это что? – подняла голову девчушка, принимая мятный лист бумаги, сложенный вчетверо.
- Важное. Урахаре передашь, только не давай сразу, как поднимется, пусть сначала зеньки свои подпанамные продерёт, а то не поймёт ещё, как надо.
- Ладно, - девчонка сжала лист сильнее, так что он полностью скрылся в её кулачке, - точно уверен, что в таком состоянии справишься? – кажется, её всё ещё не покидала надежда уломать братишку поспать часок-другой.
- У меня выбор есть? – хмыкнул парень, уже собираясь попрощаться и покинуть магазинчик, в очередной раз приютивший его, однако снаружи раздался жуткий грохот, а затем стены здания протяжно заскрипели, словно кто-то пытался вырвать его из земли вместе с фундаментом.
Уруру, издав тяжкий вздох, зачем-то отряхнула футболку и, с невесть откуда взявшимся пофигистичным видом заявив, что сходит за базукой, скрылась в другой комнате – звать остальных домочадцев на утреннюю разминку с налётчиками нужды не было – после такой тряски вряд ли хоть кто-то из обитателей магазина ещё оставался в своих постелях.
Звук трескающегося дерева усилился, и потолок над головой временного шинигами исчез, обнажив бледное, ещё не расцвеченное солнцем небо и несколько маскообразных лиц с длинными заострёнными носами.
Ичиго до боли в ладонях сжал кулаки. Как же не вовремя они объявились! Сейчас ему не до разборок с этими тварями. Особенно после того, что Хичиго «нашептал» этой ночью - оказывается, пустой всё это время пропадал в Уэко Мундо и успел немало выведать о планах Айзена. О том, что он посещал треклятое место явно не в целях разведки, у парня сомнений не возникло, но поразмыслить о его настоящих мотивах он решил в другой раз.
В общем, каков бы ни был груз его ответственности, подмога ещё не подоспела, а предоставить меносам и дальше крушить здание он позволить не мог. Поэтому, плюнув на всё, парень попытался сосредоточиться на выходе из своего тела, это удалось ему почти безболезненно, дальше пошло сложнее. Раз пустой больше не принадлежал его внутреннему миру, нужно было как-то наладить связь с Зангетсу. Правда, предыдущие попытки одна за другой терпели крах на протяжении трёх суток, так что особой уверенности в том, что это возьмёт, да изменится именно в данный момент, не возникало.
Ичиго с трудом увернулся от цепких когтей самого голодного чудища. Усталость после изнурительных тренировок и не подумала куда-то испаряться даже в такой важный момент, хорошо хоть Хичиго подлатал его – так бы вообще на ногах не держался уже. Временный шинигами попытался дотянуться сознанием до своего занпакто, но, как и в прошлые разы, натолкнулся на глухую стену молчания.
«Мда…делать нечего, придётся работать с тем, что есть» - рыжеволосый подросток замахнулся на уже успевшую разнести несущую стену тварь, обычной катаной, зарядив клинок как можно большим количеством концентрированной реацу. Это умение он и пытался отточить на тренировках несколькими часами ранее, попросту не найдя другого способа применения своей силы. Да и привык он уже оружием махать. Пусть оно само и отвыкло от него.
Духовная энергия при столкновении с её пожирателем вырвалась из светящегося металла и пронзила чудовище где-то в районе грудной клетки, если она у того была.
Издав истошный вопль, менос рассеялся на поток духовных частиц. Однако его место довольно быстро занял новый противник.
- А я думал, ты уже всех тут в капусту покрошил, а всё на месте. Даже больше стало, - Джинто, положив меноса внушительных размеров всего парой взмахов косы, озадаченно взглянул на Куросаки, - что-то ты сдал старичок. Разве не должен был после тренировок силёнок поднабраться?
- Я на тебя посмотрел бы после таких-то тренировок, - огрызнулся Ичиго, ранив ещё одну вопящую тварь.
- На кой они мне? Я и так сильный до усрачки, - парнишка плавно ушёл от меносовкской атаки, - а вот то, что ты жалуешься реально странно, чувак. Я даже беспокоиться начинаю, как бы наш Айзен раньше времени копытца в Уэкомундовском лесу не откинул…всё-таки шок такой…
«Ты даже не представляешь, мелкий, как бы я обрадовался этому сейчас…не важно, по какой причине это случилось бы»
- Не звездись, падать больновато. И не жалуюсь я.
- Жалуешься, жалуешься. И, больно будет, только если не увернусь, - второй монстр, наконец, рассеялся, напоровшись на опасное лезвие оружия Джинто.
- Может, вы прекратите уже? – над головами спорщиков пролетела череда мини-ракетниц – благо реакция у сражавшихся хорошая – а то уже бы валялись, подбитые своими же.
- Хрена, аргументы у тебя! Совсем сдурела уже?! А если б в нас? – заорал Джинто, обернувшись на брюнетку.
- Зато не грызётесь больше. И потом, ты же сам говорил, что главное – уворачиваться, теперь я вижу, что урок ты действительно усвоил, ну, а в Ичиго я вообще не сомневалась, да и потом, чтоб вас положить что-то посущественнее нужно, - пожала плечами девочка, выстрелы которой, достигли-таки цели, и менос за спинами спорщиков разлетелся на искрящиеся осколки реацу. Судя по мрачному выражению лица парнишки, промолчать в ответ он не собирался.
Как бы там ни было, в дальнейшую трепотню «детишек» Ичиго вслушиваться не стал. Гораздо больше его заботило всё возрастающее количество мерзости. На каждого поражённого ими монстра, вставало уже по трое новых. Возникало стойкое ощущение, что в Уэко Мундовском коллекторе вынули пробку, и теперь вся плававшая там гадость сплошным потоком хлынула на многострадальный магазин Панамки.
- Он будет счастлив – пробормотал себе под нос временный шинигами, наблюдая за исчезающим в руинах строением и чувствуя, что силы вот-вот помашут ему ручкой. Хоть временный шинигами и создал подобие новой атаки, она совсем не годилась для продолжительных файтингов - постоянно удерживать тонкий режущий слой энергии на острие меча – занятие не из лёгких. Нужна непрерывная концентрация внимания на оружии и одном противнике, который является конечной целью планируемого удара. Получалось, что уследить за другими он не успевал просто физически. Даже режим шунпо не помогал.
- Ты не представляешь насколько, – усмехнувшись, ответил Урарахара на последнюю реплику, обронённую Ичиго, возникая справа от него и сметая сразу несколько меносов простым тычком зонтика в их сторону, - наконец-то до ремонта руки дойдут.
Вместе с обитателями магазинчика дело пошло куда быстрее, чем если бы Ичиго, не до конца натренированный в своей новой атаке, продолжал отмахиваться от них в одиночку, поэтому очень скоро поток меносов стал сходить на нет, а потом и вовсе сник.
Убедившись, что никто из домочадцев серьёзно не пострадал и в очередной раз поблагодарив Панамку за помощь, Куросаки поспешил ретироваться.
- Помощь? – с сомнением проговорила Уруру, придерживая увесистую базуку у правой ноги, - а разве ты ему помог в этот раз? Он же вроде как сам там трое суток пыхтел, да мучился.
В ответ на это Киске лишь повёл плечами:
- Откуда мне знать. Иногда одно слово – уже большое подспорье.
- Ну, и разленился же ты, - поморщилась девчушка, - идём, поедим, что со вчерашнего ужина осталось, а потом – разгребать.
- Думаешь, холодильник уцелел? – с сомнением протянул Джинто, нагоняя их перед входом в остатки кухни и также поворачиваясь к нему лицом.
Весь пол был усеян осколками битого стекла вперемешку со щепками, цементной и кирпичной крошкой, мятыми жестяными баночками, коробками и прочими вещами, некогда наполнявшими аккуратные шкафчики. Потолок, по большей части бессовестно обвалившись, выглядел ещё хуже - те потолочные балки, что ещё оставались в подвешенном состоянии, накренившись, упирались теперь в несчастный холодильник, который, о чудо, единственный стойко выдержал атаку на кухню и теперь торжественно белел на фоне всеобщего хаоса.
- Надо будет благодарственный отзыв написать в книге жалоб и предложений, за то, что такую хорошую технику продают, - хмыкнул Урахара, хрустя стеклом под традиционными японскими сандалиями, в попытке добраться до уцелевшего чуда техники.
- Ага, а и гневный заодно в строительную компанию, что нам дом строила. Как зря, честное слово, - фыркнул Джинто, перевернув столик. Тот, крякнув, подкосился на сломанной ножке, и парнишка, психанув, вырвал все уцелевшие, уложив столешницу прямо поверх груды мусора, - я стол нашёл, можно накрывать.
- Ты его доломал, - буркнула Уруру, уже держащая в руках снедь, геройски защищённую холодильником.
- Зато не шатается теперь.
- Ага, ему не на чем, - похоже, девочка питала к столику воистину тёплые чувства, так какая-нибудь утончённая душа проникается теплотой к красивому сервизу, вазе, ну, а Уруру, видимо в силу меньшей утончённости, к столу вот привязалась.
- Будет вам, мы и так почти на полу едим, - пожал мощными плечами подошедший Тессай, - так что разница небольшая.
- Зато, какое утро, событийное, - в некоемом только ему свойственном садистском восхищении произнёс Урахара, утащив с подноса холодный онигири и отправив его в рот.
- Изверги, - вздохнула девочка и, водрузив провиант на уже протёртую столешницу, тоже принялась жевать остывший рис, взяв его свободной рукой. Девочка торопливо разжала вторую, в которой всё ещё находился изрядно потрёпанный обрывок послания для Урахары. Бумага помялась ещё сильнее и стала влажной от соприкосновения с ладонью брюнетки, но в развернутом варианте почерк разбирать ещё позволяла. Убедившись в этом, девочка протянула его стоявшему рядом Панамке, который на удивление плотно налегал на еду.
- Фто это? – поинтересовался мужчина, запивая холодным чаем только что отправленный в рот кусочек третьей слегка зачерствевшей булочки.
- Утренняя почта, - отозвалась девчонка, раздражённо выдернув из его рук заварник, который шинигами в отставке почти осушил прямо из длинного носика. Вылив остатки крепкой заварки в найденный где-то целый стакан, девочка вручила его хозяину магазина.
- Что пишут? – Джинто попытался через плечо Киске прочесть неразборчивые иероглифы, наспех нацарапанные на мятой-перемятой поверхности листа.
- Что мы в полной…гхм…трудной ситуации в общем.
Паренёк оглядел остатки дома и издал нервный смешок:
- Да автор послания сам Кэп, не иначе.
- Дело срочной важности, - продолжал Киске, не обратив и малейшего внимания на комментарий Джинто, - вы с Уруру, сейчас же отправляйтесь за Йоруичи, нужно сообщить обо всём в Готей, а мне туда путь заказан. И найдите этого рыжего идиота, пока он глупостей не натворил.
Девочка с тоской взглянула на комочек риса на ладони – и почему она раньше не позавтракала, когда кухня ещё целая была?
Внезапно Джинто схватил её за руку, тем самым выбив кусочек онигири на пол, и потащил её к месту выхода.
- Прости. Я тебе потом целую упаковку свежих куплю, только пошли, иначе, проблем огребём – не разгребёмся.
- Да знаю я, - недовольно проворчала девочка, но руки не отняла, позволив парнишке увести себя вглубь предрассветных сумерек, в которых пребывала вся Каракура.
Вначале Ичиго хотел нагрянуть домой, дабы, убедиться, что с родными ничего не случилось и, так сказать, сменить обмундирование заодно. Но, когда поравнялся со зданием, в единственном окне которого заметил сестрёнку, повернувшуюся спиной к улице и болтавшую по телефону, понял, что это не лучшая его идея. В конце концов, с родными полный порядок, а одежда вроде не настолько потрёпанная, чтоб её прям вот сейчас менять понадобилось.
Испытав облегчение оттого, что с родными ничего не случилось, парень направился дальше по столь безлюдной сколь и длинной улочке.
Теперь, он мог, наконец, поразмыслить над решением предстоящих проблем, не отвлекаясь на постоянную опеку своих родственников и друзей (хотя, честно говоря, в последнее время, это они его выручали, и никак не наоборот).
Сколько всего нужно успеть! И едва завершившаяся битва очень чётко дала это понять. Не стоит сейчас позволять себе отдаваться эмоциям, тонуть в них, оставив судьбу остального на волю случая. Ичиго, скрипнул стиснутыми зубами – еще с момента его исчезновения из дома Панамки, ему ужасно хотелось рвануть вдогонку своему пустому, поговорить с ним, заглянуть в чёрные с позолотой глаза, хотя бы почувствовать его такое привычное присутствие…
Куросаки пришлось помотать головой. Нет. Нет, нет, нет! Он же только что решил отбросить все мысли о случившемся. Хотя бы на время. Так почему же они снова наводнили собой его рассудок? Сердце болезненно сжалось, судорожно качая кровь, дабы та не застывала в венах на слишком уж долгий отрезок времени – даже его - жизненно-важный орган - казалось, пугало состояние хозяина.
Ичиго не знал, как он очутился на той же улице, на которой когда-то потерял маму, но, почему-то нисколько не удивился тому, что ноги принесли его именно сюда. Мысли о матери хоть и отзывались глухой болью в израненной душе, но всё-таки, оберегались парнем очень тщательно – каждая из них была бесценна для него.
Вот и сейчас, будто открывая фотоальбом ветхий от времени, пережитого им, он бережно оживил воспоминание о том дне, когда первый и единственный раз обидел маму. Тогда она выглядела такой расстроенной, что маленький Ичиго сам лил слёзы из-за своего глупого поступка. Ему так отчаянно хотелось всё исправить, но мальчик жутко боялся, что простых извинений будет недостаточно, чтобы загладить свою вину, однако, не придумав ничего лучше, он просто подошёл к ней и, потеребив подол длинной юбки, привлёк к себе её внимание и произнёс всего одно слово: «Прости».
Разумеется, мальчик тут же был прощён. Вернее, на него, оказывается, никто обиды и не держал, напротив - наблюдая за изменившимся поведением сына, женщина решила, что тот за что-то на неё обижается, раз сам отказывается подойти к ней. С тех пор мать и сын решили сразу устранять любые недопонимания, чтобы никто из них не волновался за другого больше нужного. Вот такие дела.
Ичиго ощутил, как губы, расплывавшиеся в невольной улыбке, дрогнули, но он лишь плотнее сжал их. Ни за что. Ни за что и никогда он больше не позволит себе пустить слезу, особенно, на месте гибели матери. Она не должна видеть своего сына таким. Он ведь обещал ей измениться и сдержал слово, не станет нарушать и впредь.
Парень ощутил, как что-то невесомое будто бы слегка коснулось его макушки. Он задрал голову кверху, в надежде увидеть слегка размытый, полупрозрачный силуэт дорогого сердцу человека, но там оказалось лишь застывшее небо.
Парень улыбнулся вновь. Только, в отличие от предыдущей, эта была живой и искренней. Она здесь. И никуда она не уходила. Пусть, Ичиго не видит её бесплотный дух, зато он чувствует его часть внутри себя. Она живёт там вместе с любовью к матери, которая продолжает заботиться о сыне, даже после своей гибели. Он всегда чувствовал это, но впервые осознал так отчётливо лишь сейчас.
- Похоже, Уруру оказалась права, я и впрямь взрослею… - Ичиго, прислонившись к кирпичной стене невысокого здания, прикрыл глаза. Больше он не ощущал прежнего смятения чувств. Всё вдруг стало видеться настолько ясно и чётко, что парень только поражался, как он не разглядел этого раньше? Пусть Хичиго сейчас далеко, но он жив и полон сил, а значит, сможет позаботиться о себе до тех пор, пока Куросаки не разберётся с Айзеном и не найдёт его.
Что до Зангетсу, то и на вопрос о его неподчинении Ичиго нашёл ответ. Спасибо воспоминаниям о матери. Они помогли ему в очередной раз осознать одну очень важную вещь – нельзя забывать о своей человечности ни на секунду по отношению к любому, обладающему собственной душой, чувствами, сердцем…Неважно кто он – занпакто, брошенный своим шинигами, или аранкар, мечтающий изрешетить тебя в мелкую сеточку.
«Спасибо, мам. Теперь я знаю, что делать» - не размежая век, временный шинигами, выставил руку вперёд, призывая в неё привычно обмотанную бинтами рукоять катаны. После чего он лишь крепче зажмурился, стремясь как можно скорее оказаться в своём внутреннем мире.
- Зангетсу! Я знаю, что часто пренебрегал твоими советами и силой. Я не задумывался о том, что бывает и по-другому. Теперь вижу, что бывает. Знаешь, я вёл себя, как последняя скотина, полагаясь лишь на Хичиго, и почти совсем забыв о тебе. В этом главная моя ошибка, и я её признаю, - выпалив всё это на одном дыхании, парень почувствовал себя лучше, внутренне радуясь, что его занпакто по-прежнему остаётся незримым для него - говорить в пустоту голубого неба в своём внутреннем мире оказалось куда легче, чем если бы перед ним внезапно обозначился адресат обращения.
В конце концов, он признался в том, чего никогда не сказал бы даже под страхом смерти – в том, что был не прав. Вообще-то, это чертовски трудно! Особенно, когда гордыня не на последнем месте твоих недостатков. Но, он справился. И плевать, слышат ли его сейчас. Ведь зачастую, самое сложное – одолеть врага, который является частью тебя самого.
Вдохновлённый этим признанием, Куросаки решил вывалить всё, что у него накипело за последние сутки. Ему попросту нужно было кому-то довериться, кому-то, способному выслушать и понять. И, если этим кем-то будет не порождение твоей души, то кто тогда?
- Понимаешь, я много раз думал над тем, почему всё так сложилось, почему я раз за разом обращался к его силе, не придавая значения тому, под какой удар ставлю тебя, окружающих и себя самого, и каждый раз приходил к единственному выводу. Он пугал меня, как бы ни было позорно это признавать, заставлял отгораживаться от правды. Я честно пытался игнорировать собственные чувства, но, в итоге, сам себя в ловушку загнал. Только недавно я, наконец, смог принять то, от чего старался убежать всё это время. Не знаю, в какой именно момент, но я осознал, что ближе него у меня точно никого не будет. Он дорог мне, как бы дико это ни звучало…Возможно, я даже лю…
- Так, стоп, стоп, стоп! Избавь меня, пожалуйста, от подробностей! – удивительно знакомый и вместе с тем какой-то чужой ворчливый голос заставил Ичиго чуть ли не подпрыгнуть от неожиданности его появления.
- Зангетсу? – рыжеволосый подросток испытал радость от того, что, наконец, удалось разговорить своего занпакто, но она довольно быстро сменилась грандиозным удивлением, когда пред ним предстал высокий худощавый брюнет, немногим старше самого временного шинигами. Единственным доказательством того, что это действительно был его занпакто, служило всё то же, чернеющее на фоне светлого неба одеяние с рваными подольными краями.
- Я что-то не понял, ты извиняться пришёл или слёзное признание толкать? – брюнет опасливо попятился, на случай, если подросток не выдержит давления чувств и на радостях бросится к нему на шею.
Ичиго задумчиво пожевал губу, а потом выдал:
- Пожалуй, и то и другое.
- Блеск! Что ж, могу тебя поздравить, первое услышано и принято к сведению, а вот второе так и осталось без адресата.
- Почему ты решил, что я ему тут душу изливать пришёл?
- Потому. Всё это он должен выслушивать, не я. Заварил, пусть расхлёбывает.
- А куда ему деваться? – хмыкнул как-то необыкновенно быстро повеселевший Куросаки.
- Да уж, от тебя денешься, - фыркнул занпакто.
- По-другому быть не может, - уверенно заявил Куросаки, - а ты чего так помолодел резко, кстати, не из зависти к нам с холлоу случаем?
- Ямамото меня упаси, - отмахнулся Зангетсу, - и потом, я старпёром в общем-то и не был никогда.
- Ага, а я все счета по реконструции в Готее оплатил…
- Вот и оплатил бы хоть раз, а то только ломать и горазд.
- Зан, я серьёзно. Если говоришь, будто всегда был таким, то почему я ни разу этого не заметил?
- Ну, кто ж тебе виноват, что зрение барахлит… - пробормотал парень, но наткнувшись на мрачный взгляд Ичиго, всё же добавил, - Сила. Ты видел меня только в форме банкая.
- А что сейчас изменилось?
Зангетсу как-то уж слишком загадочно улыбнулся:
- Ты, наконец, признал свою слабость, а значит, теперь по-настоящему готов к предстоящей битве. Теперь ты сможешь призвать меня в реальность и сражаться бок о бок со мной. Только…
- Так и знал, что подвох есть, - перебил его раздосадованный Ичиго, - слишком уж хорошо звучало для правды, - и в чём он, подвох этот?
- Если пообещаешь не перебивать больше, так и быть скажу.
Куросаки испустил тяжёлый вздох:
- Хорошо, обещаю.
- Тебе придётся убить своё тело.

@темы: Мурамаса/Ичиго, Bleach, Странная история, Фанфы яой, Хичиго/Ичиго

URL
   

The narrator of midnight

главная