«Нет, ну что с этим идиотом делается? Как можно не хотеть идти на вечеринку таких масштабов?! И не к кому-то там…к другу лучшему! Прямо вот намертво вцепился жопой в свой диван, и ни в какую его из дому не вытащишь…или где его там черти носили в момент разговора?» - Суйгетсу раздражённый недавней телефонной дискуссией с Саске, переступал с ноги на ногу в ожидании, когда же красный человечек свалит в туман, а зелёный бодро зашагает в своём ограниченном пространстве. Помнится, его ещё в детстве страшно удивляло, как это человек столько движется, но при этом ещё ни разу не выбрался за пределы чёрного круга? И вот теперь он ощущал себя точно таким же, не способным прорваться сквозь преграды, собственными же руками воздвигнутые.

Почему, спрашивается, ему обязательно было западать именно на ту девчонку, которая так отчаянно фанатела от его друга? Что других мало вокруг было? Нет. Ему решительно нравилось мечтать о недосягаемом и, что ещё противнее – объекты мечтаний зачастую так и оставались с ним лишь в его фантазийном мире, ни разу не обратив на него внимания в реальности. Это жутко бесило. Хотелось измениться, переделать себя. Взяться, наконец, за голову, добиться чего-то по-настоящему значимого…но, в итоге все рвения испарялись так же быстро, как и возникали, и Мизуоши попросту продолжал свой неувлекательный и однообразный заплыв по течению вместе со стадом.

А вот Саске, казалось бы, ничего особо не делая, всегда умудрялся жить интересно. Вокруг него постоянно что-то творилось, правда, происходящее, по большому счёту, ему было по боку, но это уже дело десятое. Просто сам факт того, что ему предоставлялось столько возможностей замутить какую-нибудь интрижку, согласиться на какую-то авантюру, использовать перспективу...и он ни разу, НИ РАЗУ за всё время не воспользовался подарками судьбы! Только и знает, что водиться с этой Узумаки! А теперь ещё и с каким-то аморфным выродком в вечном капюшоне закорешился…это ж ещё ухитриться надо было перед целым потоком геем признаться! И не абы как, а благополучно затащив с признанием и самого Саске в ту же яму, из которой нет возврата. Правда, скорее всего Учиха замутил эту хрень специально, чтобы отвадить от себя приставучих поклонниц, но чтоб он ни словом не обмолвился о своём «гениальном» плане с лучшим другом...это уже было верхом кретинизма!

Мизуоши, наконец, дождавшись зелёного человечка, шагнул на переход, но не успел миновать и пару жирных белых линий, щедро выведенных на тёмном сыром асфальте, как какой-то лихач, решив, что успеет проехать раньше, понёсся прямо на него. Благо, реакция у парня хорошая – отскочить успел, а то, с таким темпами не дожил бы он даже до своего обеденного кофе и шоколадного маффина. А ещё эта лекция по философии…ему было совершенно плевать, чем кончилась та бредовая история, потому как такими вещами, как мифы и прочие древние бредни, он не увлекался в принципе, но вот лишний раз попасться на глаза преподу и отличиться в прилежности было бы неплохо. А вдруг автомат?

- Молоток, парень, не пропадёшь, – его по плечу похлопала бледная ладонь с ухоженными ногтями на красивых пальцах. Парень удивлённо повернул голову в сторону обладательницы такой хорошенькой ручки, но та уже упорхнула вперёд по своим делам, хотя, прежде чем окончательно слиться с толпой, она всё же мельком обернулась и даже одарила его лёгкой улыбкой. И всё бы хорошо…если бы эта особа не была старше его лет эдак на семь! И так каждый раз! Ну, почему бы этой даме в летах не быть Сакурой-чан для разнообразия? Хотя бы один грёбаный раз! Он что так много просит от этой никчёмной жизни?

Суйгетсу удручённо зашагал по утонувшей в лужах широкой аллее, которую по обе стороны огибали скамейки, уже наполовину занятые разношёрстной публикой – кто птиц кормил, кто по телефону голос надрывал в попытке отчитать собеседника, кто вообще благополучно под газеткой похрапывал…Но нигде не мелькнули уже ставшие мечтой светло-пурпурные локоны.

«Ну, конечно, откуда ей здесь взяться? Вряд ли такая, как она, станет выходить раньше, чтоб пешочком про…» - додумать очередную жалобу на свою безрадостную судьбу он так и не успел, потому что прямо в нескольких шагах от себя заметил ту, которая благополучно занимала его мысли ещё с его первого дня обучения в стенах вуза.

«Да быть этого не может…» - парень застыл на месте, боясь спугнуть удачу, смилостившуюся или сжалившуюся (он и сам толком не знал, что это было) над ним в этот раз. И лишь, спустя пару десятков секунд, он решился подойти к объекту своего обожания.

- Сакура? – парень, чуть наклонившись, взял на себя смелость тронуть её плечо.
Девушка вздрогнула и ещё ниже опустила голову, так что её длинные тяжёлые волосы разметались по коленям ног, облачённых в тонкие чёрные колготки.

- Вы меня с кем-то спутали, - пробормотала девушка не своим голосом. Но эта попытка конспирации успешно провалилась, потому как Мизуоши слишком хорошо знал её тембр, чтобы обмануться так легко, да и внешний вид…несмотря на такую непривычную для неё небрежность в одежде – распахнутое пальто, шарф, наполовину свесившийся с шеи, - она всё равно оставалась легко узнаваемой каждой чёрточкой своего образа, так хорошо утвердившейся в его памяти.

- Обижаешь. Я просто физически не смог бы…

Девушка не ответила, видимо, надеясь, что упрямец отстанет от неё, при правильном игноре, да только Суйгетсу к таким вещам, равно как и к презрению разной степени тяжести, уже привык, а потому даже не шелохнулся, когда гневный взгляд, подёрнутый бледной бирюзой, вперился в его лицо. По-видимому, девушка не ожидала увидеть его перед собой на таком близком расстоянии, потому как тут же отпрянула, откинувшись на холодную металлическую спинку. Её волосы взметнулись в воздух и ниспали спутанными прядями уже на скрытую от пристального взора Мизуоши спину. Сейчас Харуно выглядела озлобленной, загнанной в угол хищницей, готовой пустить в ход весь свой яд, лишь бы оказаться на свободе.

- Мизуоши? – её идеальная бровь чуть приподнялась, - я думала, тебе ночные прогулки больше импонируют.

- В них есть своя прелесть, - кивнул Суйгетсу так, что несколько прядей чёлки упали на левый глаз – теперь обозреванием Харуно был занят только правый, но парень не придал этому особого значения. Он шагнул к занимаемой культоргом скамье, собираясь присесть - не против?

- Да садись на здоровье. Я всё равно скоро ухожу, - девушка лишь равнодушно пожала плечами.
«Опять она закрылась. А ведь только что…» - парень, стараясь никак не выказывать своего разочарования, опустился на прохладную дощатую поверхность и уставился на пространство перед собой.
Некоторое время обоих связывало общее молчание, однако, первым всё же не выдержал Мизуоши. Такой шанс выпал, грех не попытаться сделать хоть что-нибудь.

- И давно ты здесь сидишь? – парень мельком взглянул в сторону девушки – её нос, щёки и даже уши покраснели от холода, да и пальцы она то сжимала, то разжимала, видимо, пытаясь хоть как-то их отогреть – ответ на вопрос был очевиден, однако, сама Харуно сообщила, что пришла сюда не так уж и давно.

«Неужели она, правда, считает меня таким дураком?» - уязвлено подумал Суйгетсу, не в силах прекратить созерцать объект своей несчастной любви.

- Ты замёрзла, - заметил он вслух, слегка придвинувшись к Сакуре и поделившись с ней теплом, опустив собственную широкую ладонь поверх её, - может, пойдём посидим где-нибудь? Хоть немного согреешься. Или ты кого-то ждёшь?

Девушка аккуратно высвободила свою руку из-под его горячей ладони, но отодвигаться не стала.

- Предпочитаю, чтобы ждали меня, - проинформировала она, вздёрнув подбородок, – так что сейчас у меня самая обыкновенная прогулка перед парами.

Сакура, выпрямив спину, поправила шарф и запахнула пальто, подвязав его поясом, тут же очертившим её и без того тонкую талию. Кажется, ей почти удалось справиться с тем, из-за чего она выглядела такой подавленной в самом начале их разговора.

- Согласен. Грех заставлять ждать такую девушку, как ты. И как я только мог допустить такую мысль?

Харуно, медленно повернувшись к нему, поинтересовалась ледяным тоном:

- Тебя Учиха прислал?

- Почему ты так решила? – удивлённо моргнул парень.

- А. То есть ты меня по собственному желанию достаёшь…

- Да у меня и в мыслях не было… - парень запнулся, очевидно, осознав, что сказанное им почему-то заставило Сакуру считать, будто он специально хотел ранить её. И почему у него никогда не получается нужные слова подобрать?

Мысленно обругав себя, Мизуоши попытался хоть как-то исправить ситуацию, предложив девушке посетить его вечеринку этим вечером.

- Вряд ли у меня найдётся время, - покачала головой Харуно, поднимаясь с лавки и разглаживая складки кашемирового пальто. Вот, опять. Опять она ускользает от него, и он ничего не может сделать, чтобы удержать её. Хотя…

- Жаль, - вздохнул он, также принимая вертикальное положение, - ведь там будет много твоих знакомых, да и мои лучшие друзья тоже прийти обещали…

- Лучшие, говоришь, - этот довод заставил девушку повременить с прощанием - она задумчиво взглянула на своего одногруппника и, лишь спустя несколько мгновений, наконец, пообещала, что, подумает над его предложением, после чего удалилась в сторону противоположную от их университета.

«Ну, уже кое-что…Жаль, конечно, что только намёк на Саске заставил её задуматься…»

Суйгетсу, спрятав руки в карманы, продолжил свой путь к учебному заведению. Очень скоро ещё не успевшее стать ненавистным здание замаячило на горизонте, и шаг студента невольно замедлился – а кто в такое место по доброй воле на полчаса раньше положенного придёт? Разве что бот. Но Мизуоши таковым не был и прослыть не собирался, поэтому, он, погруженный в мысли о том, как бы ему скоротать оставшееся до пар время, чуть помедлил при переходе через дорогу, в итоге так его и не завершив. Он даже удара почувствовать не успел. Только заметил, как с неестественной скоростью потемнело небо над его головой, превратившись в почерневшую от дорожной грязи, мазута и копоти подвеску неизвестной ему машины.

«Как глупо…» - Мизуоши только и мог, что усмехнуться всей нелепости ситуации, в которую попал. Он, конечно, ждал идеи о том, как бы убить время, но не в таких же масштабах!

Пока парень мысленно прощался со своей короткой никчёмной жизнью, авто, видимо, сжалившись над ним, и решив до конца в асфальт не вкатывать, взвизгнуло тормозными колодками и остановилось.

Послышались звуки открываемых дверей, а потом пара сильных рук выволокла его тело из-под колёс, заставив принять вертикальное положение. Ноги от такого стресса для тела только и могли, что подкоситься и отправить своего хозяина бороздить лицом уже казавшийся не таким уж и холодным асфальт. Однако во второй раз поцеловаться с мокрой шершавой поверхностью Суйгетсу не позволили.

Появилась вторая пара рук и, вместе с первой, доволокла-таки его до салона и затолкала внутрь.
Ощутив под собой мягкое сидение, Мизуоши, также не открывая глаз, прислонился к его спинке и провалился в забытье.

Когда он очнулся уже в следующий раз, вся его левая сторона, начиная с нижних рёбер и заканчивая коленом изнывала от боли. Он потянулся рукой, чтобы проверить, не сломаны ли кости, однако, кто-то уверенно остановил его, заверив, что так он лишь больнее себе сделает.

Парня одолело сильное желание поспорить с этим утверждением, а потому он заставил свои глаза открыться и воззриться на советчика. Им оказался никто иной, как его собственный лучший друг.

«А Саске-то здесь откуда?» - пронеслось в его голове, которая, кстати, на удивление, мыслила довольно ясно и даже совсем не болела, а ведь он хорошо приложился к дорожному покрытию не так давно…или давно? Сколько вообще времени прошло?

- Он очнулся, - сообщил Саске кому-то через плечо. Выглядел он при этом донельзя довольным. Кажется, друг всерьёз озаботился его состоянием и мучился в неведеньи, пока Суйгетсу не соизволил прийти в себя.

- Я же говорил, ничего серьёзного… - проворчали с водительского места. И этот голос Мизуоши тоже показался знакомым…Но что Саске мог делать в машине их нового лектора? Когда это они успели так спеться, что сенсей его даже до универа подвозить стал?

Обуреваемый массой вопросов, Мизуоши открыл было рот, дабы дать любопытству выход, да только, как раз в этот момент машина решила, что с неё хватит, и попросту остановилась, а водитель даже озвучил причину:

- Прибыли.

Саске, молча, толкнул заднюю дверь и помог Суйгетсу выбраться на улицу. Оказывается, конечным пунктом и впрямь был университет. Значит, все догадки Мизуоши оказались правдивы и его друг и впрямь закорешился с этим торкнутым на всю голову типом. Таак. Надо что-то с этим Саске делать, а то чем дальше, тем страшнее. С такими темпами Учиха и к Тсунаде на чаек заглядывать начнёт, а это уже ни в какие ворота…

Когда ребята оказались достаточно далеко от Тэтсуи, а именно в аудитории на какой-то паре, на которой почему-то всё ещё отсутствовал сам преподаватель, Суйгетсу всё же выложил рядом сидящему Саске всё, что терзало его с момента «пробуждения» в машине философа.

Брюнет только отмахнулся, мол этот Тэтсуя закорешился с его старшим братом, вот и подвезти предложил, а сбил Мизуоши он случайно – на особо едкий сарказм Саске отвлекся, вот и не заметил, как они к переходу подъехали. Хорошо хоть из-за нагруженности дороги машинами, скорость низкая была.

- А ты тоже хорош, ещё б закурил на переходе, знаешь же, какие водилы сейчас пошли, только и успевай ноги из-под колёс уносить.

- Ну, вообще...поддержал ты меня…спасибо, друг, - парень с мрачным видом отвернулся к окну и так благополучно провёл всю пару, даже не отреагировав, когда его фамилию на перекличке озвучивали. Только слышал, что Учиха обозначил его присутствие, указав на него преподу пальцем…или это был карандаш? А, неважно, у парней вообще боковое зрение так себе, так что не всё ли равно?

Следующая пара прошла в том же ключе – Мизуоши просто полулежал на парте, а Учиха отдувался за двоих, но заговорить с ним не пытался, равно, как и извиниться. Ну, да. Ему некогда. Вон как девчонки достают с расспросами о том, не шутил ли тот парень в капюшоне, когда его парнем признавался. Саске говорил, что это не ложь, но даже тогда, фанатки не сдавались и всё равно вились вокруг него, надеясь, что он всё же сменит своё мнение ради одной из них. Кстати, что-то Харуно среди них не видно. Неужели она бросила попытки заполучить самого желаемого первокурсника? Или она попросту не пришла, решив забить сегодня на пары. Если подумать, в момент их расставания девушка и впрямь ушла в совершенно другую от универа сторону. А вдруг с ней что-то случилось?

Мизуоши со взволнованным видом завертел головой, в поисках розововолосой особы и вздохнул с облегчением, когда та обнаружилась несколькими партами выше о чём-то сосредоточенно переговариваясь сразу с двумя парнями. Суйгетсу нахмурился. И что опять взбрело в голову этой неугомонной девице? Или это она парней, падких на её внешность, оказывать ей эскорт услуги для сегодняшней вечеринки подбивает?

Если так, то пусть хоть с пятью к нему заявиться, это станет неважно, как только он заполучит возможность пообщаться с ней поближе и подольше. Может, даже на танец развести удастся.

Парень прикрыл глаза, решительно вознамерившись провалиться, как можно глубже в собственные мечты, да только болючий подзатыльник, взбаламутивший все яркие картинки, которые первокурсник успел себе напридумывать, и перепутавший их местами, напомнил о суровой реальности, в которой его друг никак не желал дать спокойно доспать остаток учебного дня.

- Саске, ты сегодня допросишься…оба с переломами по домам разойдёмся, а у меня другие планы на вечер были, так что прошу, не порть их, а? – пребывая в глубочайшем недовольстве, попросил Мизуоши, не отрывая головы от скрещённых на парте рук.

- Ты и так продрых большую часть пыточного дня, так что соскребайся давай, и погнали на пару к другому потоку.

- А что у них там интереснее? – скептически вопросил Суйгетсу, всё ещё пытаясь упорядочить разбредающиеся образы Харуно танцующей, Харуно целующей и Харуно краснеющей в последовательную цепочку.

- Не особо, но, по крайней мере, экз по философии без проблем сдадим.

- Чё? Зачем нам вообще к нему на пары ходить, раз он дружбан твой?

- Не мой, - возразил Саске голосом, теряющим признаки прежнего эдакого небрежного дружелюбия.

- А разница? – пожал плечами Мизуоши, - напряги брата своего, и забудем уже о чёртовой философии.

- Я не собираюсь жить на его подачки и век быть ему обязанным! – проворчал брюнет, плюхнувшись рядом, - не хочешь, не пойдём, в любом случае, тест напишем.

- Надо же, уверенный какой…концовку что ли успел у него выпытать, пока в машине ехали? – на это брюнет ответил лишь загадочным молчанием, которое продлилось и всю лекцию, которую он благополучно записал в тетрадь, не потеряв ни одного слова. Какая прилежность появилась, когда этой Узумаки рядом не стало…Кстати, о ней. Почему это она сегодня не явилась? Неужто и таких зараза берёт? Что за вирусы пошли непривередливые такие?..

Какой бы ни была в действительности причина отсутствия хвостатой девчонки, она дала возможность Суйгетсу взглянуть на Саске такого, каким он его запомнил до сближения брюнета с проблемной блондинкой. И то, что он наблюдал, не могло не радовать. Может, ему даже удастся подбить-таки Учиху на поход на его вечеринку…чем чёрт не шутит?

Как раз когда парни, отстоявшие порядочную очередь в буфете, в спешке хлебали горячую и противную на вкус жижу, по какой-то нелепой ошибке называвшуюся в стенах универа «кофе», Мизуоши и задал мучивший его вопрос и - О господи! Сегодня и вправду его день! – брюнет, после нескольких глотков серовато-коричневой дряни, отправил в ту в мусорный бак, щедро оплескав пол в радиусе пары метров от себя, и дал-таки своё согласие.

Так они и покинули стены буфета – Суйгетсу довольный, что его друг наконец-то вернулся, избавившись от наваждения по имени «Нарука», а Саске всё ещё отплёвывающийся от «кофе» и ругающийся с буфетчицей всякими весёлыми словами.

- Нам теперь туда путь заказан, - вздохнул Мизуоши, когда они приземлились места, дабы благополучно додеформировать свои пятые места до конечной стадии параллелепипеда.

- Ничего, переживут.

- Это был мой любимый буфет!

- Можешь ходить туда без меня, ты ж ни с кем не ругался.

- Одному не интересно.

- Тогда сиди, и не возбухай.

А дальше пришёл препод, и их разговор увял также внезапно, как и начался. Два часа какой-то ерунды, в которую Мизуоши особо не вслушивался промчались со скоростью света – всегда бы так! – и парни, условившись о времени, в которое брюнет должен будет появиться у своего друга этим вечером, разошлись по своим делам.

- Эй, Мизуоши! – Сакура окликнула его, когда его почти поглотил подземный переход, ведущий в метро. Пришлось удержаться от предательского желания кинуться на зов и просто обернуться – девушка стояла несколькими ступенями выше и крепко сжимала лямку своей сумки.

- Да, Сакура? – губы Суйгетсу сами расплылись в улыбке, как только с них сорвалось прекрасное имя розововолосого совершенства.

- Завтра у нас репетиция на посвящение. Чтоб был в актовом в одиннадцать. Только попробуй не прийти.

- Конечно, приду. Выбора-то всё равно нет, так ведь? – парень выдавил из себя грустную улыбку.

- Угу, - девушка уже собралась уйти вверх по лестнице.

- Постой…

Харуно в лёгком раздражении обернулась, ожидая продолжения предложения.

- Хотел спросить, подумала ли ты над моим предложением, но...Ты не придёшь, - просто констатировал факт Мизуоши, и девушка кивнула, его подтверждая.

- Тогда до завтра, - он махнул ей рукой и затерялся в толпе людей, заполонивших эскалатор, уносящий их всё глубже под землю. В тот момент парень искренне надеялся, что всё его разочарование и боль так и останутся там, на лестнице, под ногами у безжалостной и такой дерзкой в своей недосягаемости его мечты.
***
Саске так устал за перегруженный парами учебный день, что уже успел раз двести пожалеть о данном другу согласии на сегодняшний вечерний оттяг, но отказаться так и не решился. Суйгетсу пришёл в такой бурный восторг, когда добился от Учихи, чего хотел, что было бы диким свинством взять и обломать его.

Брюнет запустил пятерню во взъерошенные на затылке волосы и недовольно воззрился на высокую калитку перед собой. Вот и как ему незаметно пробраться к Узумаки? Должен же его тренер знать то, что ему самому сегодня философ поведал. Не то, чтобы Учиха не пытался решить проблему с помощью мобильника, просто блондинистое горе отвечать опять не захотело, или ему, что вероятнее, просто не дали этого сделать. Суровый, арест, ничего не скажешь. На пары и те не пускают.

Ещё немного покрутившись у калитки, парень стал искать другой способ попасть в дом «заключённого», однако, место «заточения» оказалось куда более неприступным, чем того хотелось. Правда, несмотря на близившееся время предстоящей вечеринки, сдаваться так легко он не собирался. А потому очень скоро он пытался преодолеть высокий забор, демонстрируя всей улице свой полуголый зад из-за сползших джинсов и кряхтя так, что можно было подумать, будто парень ну очень старается произвести на свет целый выводок ежат.

Спустя несколько мучительно долгих минут, ему удалось-таки оказаться в заветном дворе, теперь только и оставалось, что отыскать нужное окно и запустить в него чем-то громко бьющим, но не разбивающим.
Окно нашлось быстро, а вот предмет для обозначения своего присутствия парень так и не обнаружил, а потому решил подбросить в воздух свой кроссовок – по крайней мере, стекло целым останется.
***

Нарука, укутавшись в одеяло, сидела, поджав под себя худые ноги, и неотрывно смотря в монитор своего ноута, который она поместила на узкой кровати перед собой. Там в высоком разрешении разворачивалась интереснейшая заварушка одного из её любимых аниме, и девушка, затаив дыхание, следила за каждым движением героев. Естественно, происходящее для стороннего наблюдателя могло показаться лишь немой анимацией, ибо посмотреть на желаемой громкости, без вреда для этого самого наблюдателя, позволяли лишь её недавно купленные стереонаушники, которые фигачили по обыкновению на полную катушку. Нарука после каждого такого просмотра в лучшем случае полчаса, а то и весь, пребывала в оглушённом состоянии, но считала этот изъян не такой уж высокой платой за получаемые часы удовольствия.

Блондинка просидела так уже больше часа, совсем не меняя положения, а потому между лопаток уже начало неприятно покалывать. Пришлось подвинуться к стенке и установить ноут уже к себе на коленки, предварительно подложив под него большую тонкую книгу - за футляром аж в нёдра комода погружаться в лом было. А тем временем за окном одинокая кроссовка билась в двойное стекло, издавая глухой стук.
Когда анимационное действо достигло своего апогея, комнату пробрал невообразимый сквозняк, ворвавшийся в помещение в отрывшееся настежь окно вместе с кроссовкой, эпично проскользившей в воздухе прямо над ноутом и с гулким стуком столкнувшейся с запертой дверью.

Девушка, недовольная таким бесцеремонным поведением чьей-то обуви, поставила видео на паузу и, бормоча под нос всякие ругательства в адрес слишком уж активно ругающихся соседей – чего доброго ещё сковородки в форточки влетать начнут, хорошо, если пустые – выбралась из своего тёплого укрытия и направилась к нарушительнице её спокойствия. Холодный воздух легко проник под ткань безразмерной серой майки и шортов, висящих на бёдрах только благодаря вставному шнурку, служившему подобием пояса во всех шортах такой модели.

- Вот и чего им цивилизовано всё не выяснить? Нет, надо было ухитриться ещё и окно мне открыть. Как ещё стекло хоть не выбили… - девушка, подобрав обувь, направилась к распахнутому окну, ёжась от продувающего комнату ночного ветра.

- Чтоб у вас зимой отопление отключилось! – от души пожелала она, намеревайся запулить кроссовок в дальние дали, но, прежде чем, она успела как следует замахнуться, на уровне её глаз обозначился и второй такой же расшнурованный.

«Что за?!» - девушка, проследив траекторию его движения, поняла, что соседи перешли в настоящее наступление, раз устроили обстрел прямо из их двора.

- Живой не дамся! – сообщила она, швырнув импровизированным орудием в стрелка, скакавшего то на одной, то на другой ноге попеременно. Послышался глухой удар, однако, ответной реакции в виде красноречивых ругательств так и не последовало.

«Надо же, энергичный какой! Жаль словарный запас не демонстрирует. Молчит, партизан…жалко ему, что ли?» - девушка уже раздумывала, чего бы ещё такого скинуть на ненасытного до снарядов соседа – в темноте, кстати говоря, лица было не разобрать. Видно только что худой высокий, явно не баба, в общем, - когда перед её носом опять появился кроссовок.

«Да что за настойчивость такая? Я ж и забрать могу…босиком по лужам пошлёпает!» - собственно, идея ей понравилась, так что кроссовок она оставила на подоконнике. Сосед, видимо, так и не дождавшись возвращения блудной обуви, запулил в воздух резервный снаряд, который блондинка также благополучно сцапала. Девушка уже собиралась поставить его к первому, но тут её взгляд наткнулся на что-то белое, выглядывающее изнутри.

«Когда это он успел ещё и записку настрочить?!» - блондинка во все глаза уставилась на клочок бумажки, только что извлечённый из боевого снаряда.

- Что капитулировать захотелось? – плотоядно усмехнулась она, разворачивая огрызок листа.

Разумеется, как бы глаза не привыкли к темени, разобрать что-либо на скорую руку накарябанное попросту не представлялось возможным, а посему блондинке пришлось проследовать к настольной лампе, которая и пролила свет на всё происходящее.

В послании значилось следующее:

«Нарука, дура, верни мои кроссы и спусти уже что-нибудь типа простыни, иначе я околею здесь. И не ори так. Если меня запалят, я всё на тебя свалю»

У девушки картинно отвисла челюсть, правда, она не знала, что именно её удивило сильнее – то, что это Саске или то, что он ухитрился написать послание во тьме кромешной. Всё ещё пребывая в шоке, девушка сгребла с кровати одеяло и один его конец привязала к батарее, а второй вывалила на улицу.

Она сомневалась, хватит ли длины, чтоб Учиха допрыгнул, но с этим проблем не возникло – видать нашёл что-то во дворе, на что встать можно было, а вот с прочностью импровизированного лаза всё вышло не столь радужно. Только Саске повис на её любимом одеяльце, как то натужно заскрипело, грозя порваться, а потом и вовсе отвязалось от батареи и ухнуло бы вниз вместе с брюнетом, если бы девушка в последний момент не ухватилась за пуховые края. Учиха оказался даже тяжелее, чем она думала, а потому, девушка сама едва не проследовала прямиком к газону – благо превращение вовремя – в кои-то веки! – произошло, так что Наруто всё же втащил ночного гостя через подоконник и теперь, тяжело дыша, повалился на пол.

Саске же, пока его тренер восстанавливал дыхание и силы, занялся растиранием окоченевших по вине того же тренера ступней.

- Ну, ты блин, большой оригинал, - произнёс Наруто, которому удалось-таки сесть на полу и добиться почти ровного дыхания, - ничего попроще придумать не мог? В дверь там позвонить, по телефону?

- Ага, меня бы так и выперли с порога, кое-кто под арестом же, а насчёт позвонить… - раздражённо отозвался брюнет, прикрыв окно и завернувшись в одеяло, - тебя проще кроссовкой дозваться, чем по сотке дозвониться.

Блондин поспешил к своему мобильному и чуть не уронил челюсть во второй раз за последние пять минут – число непринятых перевалило даже за неприличную цифру – больше пятидесяти!! Мда…вот и смотри после этого на полной громкости…

Парень обернулся к шмыгающему носом брюнету и виновато поинтересовался, не хочет ли тот чаю.

- Э нет, Наруто, чайком от меня не отделаешься теперь.

- Ванну набрать?

- Да какую на хрен ванну? – возмутился брюнет, звучно чихнув, - вино тащи или что покрепче, если есть.

***
Пока Наруто отправился опустошать запасы отцовского бара, Саске умостился на кровати, насколько это позволяло топорщащееся одеяло, и выудил из кармана свой айфон фиг его знает, какого поколения. Всё ещё ледяной большой палец с трудом разблокировал экран, и тот продемонстрировал время, приблизившееся к одиннадцати ночи, а это значит, что вечеринку он уже полчаса как благополучно проводит в другом месте.

«Если бы кое-кто держал мобильник под боком, а не в какой-то заднице…а ещё это…» - парень недовольно глянул вначале на стереонаушники, по вине которых ему пришлось добрых минут двадцать гарцевать по холодному газону, а затем и на экран ноута, который уже успел погаснуть из-за долгого отсутствия каких-либо действий по отношении к нему.

Окоченевшие пальцы сами собой дёрнулись к сенсорному квадратику мышки и «разбудили» уснувшую технику. Та с готовностью продемонстрировала открытое окно плеера, в котором застыли нарисованные герои, ожидая своего скорейшего «оживления».

«Господи, он ещё и анимешник…» - брюнет, цокнув языком, нажал на пробел, активировав плей-лист.

К тому времени, как Наруто вернулся с солидным бокалом в руке, парень уже успел досмотреть серию почти до самого конца.

- Не знал, что ты тоже увлекаешься, - заметил он, протягивая брюнету бокал. Тот, отмотав на место, на котором остановился Наруто, отставил ноут и принял напиток.

- Да боже упаси, - отмахнулся брюнет, - ещё я время на это не убивал.

- Зря, - пожал плечами блондин.

- Даже не пытайся меня подсадить на эту чушь, - предупредил его Саске, опрокидывая в себя почти половину содержимого бокала. По телу тут же прошлась волна тепла. Оказывается, Узумаки умел делать неплохой глинтвейн. И как это ему удалось сделать за такое короткое время, да ещё и не перебудив своих сородичей? Опыт что ли?

- И не собирался. Сам подсядешь, если захочешь, - отозвался блондин, приземляясь на пол напротив кровати, - так что же такого важного могло произойти, что тебя ко мне ночью принесло?

- Я с Тэтсуей говорил.

- Что-то новое узнал? – бровь блондина чуть приподнялась вверх. Бледное лицо брюнета, которое ещё и отсвечивало красноватым из-за близкого соседства ноута со светящимся экраном такого же оттенка приобрело довольное выражение.

- Как думаешь, откуда он столько о тебе знает?

- У меня было два варианта: либо он сам был на Кубе и хорошо так закорешился с Курамой, что тот поведал ему эту историю, либо лектор наш Курама и есть, - просто ответил Наруто, сложив ноги в позу лотоса.

- Второе.

- Забавно.

- Что именно?

- То, что его, оказывается, всё это время совесть мучила, и он решился-таки к ней прислушаться.

- Это да, но есть ещё одна деталь, - Саске допил остатки глинтвейна и, опустив бокал на устланный ломинатом пол, подошёл к блондину.

- Только не говори, что это связано с условием превращения…типа, если я не попаду на остров раньше, чем достигну восемнадцати и у меня появится любимый человек, который должен будет отправиться туда со мной, то я так и останусь девушкой навсегда.

- Как ты узнал? – брюнет застыл на месте, поражённо уставившись на Наруто.

- Я же просил не говорить, - простонал блондин, повалившись на пол.

- И всё-таки? – не унимался любопытный брюнет, прилёгший подле него.

- Да не пойму я чему ты удивляешься вообще. Уже по одной той легенде можно понять до чего это существо падко на пафосный эпос или эпический пафос, как тебе больше нравится, но суть одна.

- Мне больше нравится вот так, - брюнет придвинулся к Наруто вплотную и, накрыв его одеялом, и вовсе загрёб в свои объятия.

***

Наруто бросило в жар от того количества тепла, которое обнаружилось у брюнета под одеялом, да и тело Саске всё взмокло. Видимо, глинтвейн пошёл ему на пользу – вон как пропотел, а теперь вот обниматься полез. Ничего не поделаешь, подогретое вино всегда бьёт в голову, скажем так, более метко.

Узумаки заглянул в глаза Саске, который так отчаянно крепко прижимал его к себе и всё ждал его ответной реакции, и не заметил там и следа хмеля. Зато желания было с лихвой, а ещё какое-то странно приятное бесконечное тепло. Похожий взгляд у него был в тот раз, когда он всего одним поцелуем преобразил Узумаки в его истинный облик. Поцелуй…

Наруто закусил губу, стараясь не думать, как мало расстояние между ними и каким, должно быть, сексуальным выглядит вспотевший Саске голышом.

Узумаки чуть ли не со стоном разочарования в собственной стойкости попытался оттолкнуть от себя брюнета, удивлённый яркостью образа Учихи топлесс, утвердившемся в его мозгу, как нечто притягательное до помутнения рассудка. Однако Саске не позволил этого. Его всё ещё холодные ладони проворно забрались под майку блондина, причиняя тому неимоверное наслаждение простыми ледяными касаниями.

Наруто больше не мог лежать пластом, надеясь вразумить таким образом ночного гостя, а потому позволил своим рукам взлететь на плечи брюнета и притянуть того ближе к себе, ближе настолько, что Саске уткнулся носом в его щёку.

«Надо же, нос тоже холодный…» - пронеслось где-то на краю сознания блондина, когда его губы уже открывали рот Учихи, устраняя тем самым последнюю преграду на пути вёрткого языка Наруто, который тут же проскользнул внутрь рта Саске, ища встречи с его языком.

Брюнет, застонав, откликнулся на поцелуй, буквально всем телом подавшись навстречу, как никогда инициативному Наруто – все их поцелуи до этого момента инсценировал сам Саске, но он и подумать не мог, что Узумаки решится на такой шаг столь скоро.

Задыхаясь от страсти они льнули друг к другу, так если бы каждый глоток воздуха мог стать последним и нельзя было потерять ни одного из них.

***

Саске ощущал, как горячие ладони Наруто скользят по его спине, не слишком навязчиво прижимая его к смуглому поджарому телу, которое ему так отчаянно хотелось разглядеть получше. Что брюнет и поспешил сделать, задрав майку блондина так, что стала видна его плоская грудь, уже покрывшаяся испариной совсем, как его собственное тело.

«А ты умеешь согревать, Наруто» - хмыкнул брюнет, прильнув губами к одному из напряжённых сосков и сорвав этим с губ блондина негромкий стон.

Парень окинул его недовольным взглядом – и зачем ему вообще понадобилось прикрывать рот ладонью? – и вновь принялся потягивать напрягшуюся плоть, тем самым причиняя блондину почти невыносимое наслаждение.

Саске уже готов был сорвать с него майку, как в дверь негромко постучали, интересуясь, чем там Нарука занята.

«Опять» - брюнет, едва подавив вздох разочарования, соскользнул с Наруто, а тот, впопыхах поправив майку, отозвался ворчливым голосом Наруки, что та фильм смотрит.

- Так чего ж ты меня не позвала? Я тоже хочу. Сейчас подогрею тебе молока с мёдом и приду, дверь мне откроешь.

- Угу, - отозвался Наруто, опять перекидывая одеяло через подоконник, на котором Саске стремительно натягивал расшнурованные кроссовки.

- Как же ты спустишься? – взволнованно прошептал Наруто, когда брюнет изготовился сползти вниз по одеялу. Саске чуть подался вперёд, торопливо коснувшись губ блондина своими и шепнув в них «не урони меня», свесился вниз ногами, сначала ухватившись за подоконник, а потом и за ткань одеяла. Под его весом Наруто чуть подался вперёд, однако вовремя упёрся ступнями в стену, так что Саске удалось спустить на землю без лишнего шума.

Как только брюнет перемахнул через их забор, блондин закрыл окно и метнулся в ванную, надеясь, что ледяной душ смягчит столь стремительное расставание. В своей безоговорочной симпатии к этому парню он уже не сомневался, но за проблему этот факт уже не считал. Гораздо важнее то, что до его совершеннолетия осталось меньше месяца, и им надо было что-то придумать до того, как он окажется в ловушке женского тела уже навсегда.

@темы: саске/наруто, Фанфы яой, Гнев меняет, Naruto