Саске даже не сильно удивился, когда с лёгкостью преодолел ограждение, через которое до этого, едва смог перелезть. Адреналин – штука опасная, но, стоит признать, что ещё и дико приятная.
Когда улица Наруто скрылась за множеством других, брюнету уже почти удалось успокоиться, так что домой он ввалился в почти вменяемом состоянии и даже успел беспрепятственно прошмыгнуть в свою комнату.
По-спартански приняв душ и облачившись в сменную одежду, он сел в такси, предусмотрительно заказанное им, ещё когда он только переступил порог своего дома, и примчал к Мизуоши, опоздав минут на сорок. Всего лишь. Не сказать, чтобы Суйгетсу был в диком восторге от такого наплевательства со стороны лучшего друга, но всё же он быстро остыл, как только увидел, что на мероприятие, немногим позже самого Учихи, явилась и Харуно.
«Кто б сомневался…» - Саске заметно помрачнел, завидев розововолосую девицу, уже упорно рассекавшую толпу в попытке пробраться к нему. Морально парень был готов выдержать ещё один раунд словесных баталий с надоедливой девицей, но вот желания его проводить не было никакого.
Внезапно брюнет ощутил, как кто-то вцепился в его рукав и теперь настойчиво тянет куда-то в строну. Он, про себя матеря треклятую популярность, нервно обернулся, дабы поставить особо оборзевших фанаток на место. Но, осёкся на полу вдохе, когда девица на вид старше его на год минимум, шикнула на него и притянула за плечи. Теперь со стороны казалось, будто парень страстно прижимает девушку к стене, так что Харуно, уже успевшая добраться до места, где всего мгновение назад стоял Учиха, была вынуждена пройти мимо, поджав губы. Вот так поворот. Здесь одно из двух – либо Сакура решила, что брюнет ей только померещился, либо уже придумала более удачный момент для отмщения за своё недавнее унижение.
Саске удивлённо воззрился на незнакомку, расщедрившуюся на помощь, а та, лишь усмехнувшись, мягко отстранила его от себя и пригласила следовать за собой.
- Ну, и какова плата? – по-деловому осведомился парень, нарушив молчание, сковывавшее воздух между ними на протяжении всего недолгого пути до кухни, на которой они теперь и разместились, усевшись на пару стульев, выставленных у стены для особо уставших.
- Плата? – насмешливо переспросила девушка, закинув ногу на ногу.
- Ага. Мы же незнакомы, а ты взяла и помогла мне, а значит, я должен чем-то отплатить, разве не этого ты добивалась? – это предположение брюнета вызвало у незнакомки искренний смех, от которого она благополучно протряслась около минуты, после чего, наконец, справившись с приступом веселья, отозвалась, утирая выступившие на глазах слёзы:
- Ты это серьёзно? Правда, думаешь, что в мире совсем бескорыстия не осталось?
- Ну, опыт ещё ни разу обратного не доказал, - пожал плечами брюнет, заслужив тем самым долгий изучающий взгляд от обладательницы коралловых волос.
- Мда. Тоска у тебя, а не жизнь. Прямо даже жалко как-то стало…
- Избавь меня от этого, пожалуйста. Ненавижу, когда мне ещё и сочувствовать умудряются…
- Что ж, больше не буду, - хмыкнула она, ловко подцепив не начатый бокал золотистого шампанского с подоконника – на нём уместился целый поднос с десятком таких же искрящихся в неверном свете бокалов, который должны были вот-вот отнести в гостиную. В народ, так сказать. И когда это Суйгетсу успел всё организовать? Неужто специальную службу вызывал? - если бы сам делал, то Саске был бы приглашен часами четырьмя, а то и всеми пятью ранее – посильная помощь всегда в цене.
- Так что ты хочешь за моё «спасение»? – вспомнил о присутствии смуглой девушки Учиха.
- Ну, если так уж настаиваешь на плате… - незнакомка окинула парня быстрым взглядом, - с тебя мне и обычного «спасибо» хватит, - пожала плечами она, пригубив пузырящееся жидкое золото, прохладой касавшееся тонких стенок бокала.
- Спасибо, - с готовностью кивнул Учиха, также стянув один бокал с медного подноса и осушив оный практически до половины.
- Знаешь, на первом курсе в моей группе тоже учился один такой. Красивый парень был, дерзкий, холодный…
- И что же с ним стало? Оттаял по весне? – сухо поинтересовался брюнет – меньше всего его заботила судьба какого-то там левого идола.
- Он превратился в чудовище, - золотые глаза смуглой барышни полыхнули зловещим огнём, над мерцающей кромкой бокала, - популярность уничтожила в нём всё человеческое, только оболочка от прежнего него и осталась, ни тебе души, ни прежней грации.
- Бывает, - пожал плечами брюнет.
- Когда я увидела, как реагируют на тебя приглашённые на вечеринку девушки, поняла, что и тебя ждёт тоже самое, но сейчас мне кажется, ты таким не станешь.
- Да? И что же тебя переубедило? – фыркнул Саске, отставив бокал на пустующую барную стойку.
- Твой взгляд, - спокойно ответила девушка, сделав очередной маленький глоток золотистого напитка. Видно было, что он – один из её любимых, иначе для чего ещё с таким удовольствием смаковать каждую каплю? – он остался безучастным ко всем в этом зале и ко мне в том числе. Даже, когда я притянула тебя к стене. Но вот когда ты узнал истинную причину моего внимания к тебе, то перестал смотреть на меня с таким презрением…или лучше назвать это холодным отчуждением?
- Ну, да. Приятно встретить на таком…мероприятии вменяемого человека, - только и отозвался брюнет, не слишком горя желанием вдаваться в подробности о том, почему девица вообще решила понаблюдать за ним.
- Взаимно. А то здесь, знаешь ли, не слишком-то много третьекурсников, так что мне и заняться-то особо нечем было. Темы у первачков слишком уж скучные и избитые…
- Вообще-то, я тоже на первом. Даже посвящение пока не прошёл, - Саске хотел сказать что-то ещё, но обладательница коралловой шевелюры, уложенной таким образом, что на плечо кокетливо ниспадала всего одна единственная слабо вьющаяся прядь, перебила его, вскинув ладонь в воздух.
- Ой, я тебя умоляю, только не напоминай мне про это дурацкое посвящение! Мне за пол месяца уже с ним все нервы вытрепали… да и потом, ты, в отличие от большинства первеньких, – совсем другое дело, - сообщила она, поправляя лиф платья мягкого графитового оттенка, сидевшего на ней почти без единой складочки, - так сказать, в адеквате. Как и Суйгетсу, в принципе.
Брюнет с сомнением взглянул на друга, отчаянно пытавшегося завоевать внимание Харуно, уже готовой отмахиваться стулом или вешалкой, у которых она очутилась, - да чем угодно, лишь бы избавиться от назойливого поклонника.
«Это он-то в адеквате? Кто ж в здравом уме к Сакуре полезет?» - брюнет поспешил отвернуться от ужасной картины – ему было искренне жаль, что лучший друг запал на такую мразь, но помочь он ничем не мог. По крайней мере, пока.
- И давно его знаешь? – поинтересовался он. В самом деле, откуда у его друга такие знакомые, если он даже в группе не мог с девушкой нормально поладить – все считали его либо лузерным бабником, либо «просто забавным парнем», но никто не воспринимал всерьёз, а тут третьекурсница!
- Не очень, - пожала плечами девушка, на этот раз взявшаяся за развёртывание какой-то дорогой конфеты в блестящей обёртке (вторую она ловко пасанула Учихе – хоть какая-то закуска) - всего пару недель общаемся. Добавился ко мне в сети. Я сначала в игнор поставила, но потом, ему-таки удалось меня переубедить. Всё-таки, собеседник он отличный, да и как друг неплох.
- Этого у него не отнять, - улыбнулся брюнет – впервые искренне с момента сегодняшнего своего визита в этот дом. Что поделаешь? Не нравились ему такие мероприятия. Он и в клуб-то в тот раз потащился исключительно Узумаки ради.
- Каруи, - какая-то девчонка подбежала к ним и схватила её за руку, призывая встать, - там девчонки жалуются, что не смогут выполнить тот вчерашний трюк, а я уже задолбалась их переубеждать. Поможешь? – она одарила девушку умоляющим взглядом и та, вздохнув, поднялась со стула, но, прежде чем уйти, обернулась на брюнета, сообщив, что была рада их случайному знакомству. Брюнет вежливо кинул в ответ, и внимание его новой знакомой вновь переключилось на первокурсницу, группе которой, Каруи, очевидно, помогала в постановке номера для церемонии посвящения.
- Считаешь, этот танец, правда, поможет нам выиграть тот недешёвый тур на остров? – беспечно прощебетала девчонка, увлекая наставницу за собой, чем вызвала крайнее её недовольство.
- Поможет, если язык за зубами держать будешь, - шикнула на неё смуглая третьекурсница.
- Прости, - девушка тут же сникла, как-то даже немного по-детски.
- Я-то прощу, а вот группа тебе потом спасибо не скажет и вообще, намекни им, чтоб помалкивали, конкуренция и так высокая, не хочу, чтобы ещё и… - дальнейшая часть диалога осталась за пределами досягаемости слуха Учихи, но и услышанного вполне хватило, чтобы сделать кое-какие выводы, которые он непременно обмозгует, но чуть позже. Сейчас нужно было сделать то, что уже давно следовало бы.
Он поднялся на ноги и, набрав в грудь побольше воздуха, а потом резко его выдохнув, направился к своему лучшему другу, который всё ещё бесстрашно пробовал покорить сердце своей любимой.
- Перестань, - только и сказал Учиха, когда его ладонь коснулась плеча Мизуоши.
- Ты о чём? – платиновый блондин недоумённо повернулся к нему. Во взгляде Харуно удивления сквозило ничуть не меньше, однако, она предпочла выжидательное молчание.
- А сам как думаешь? Не затрахался ещё время своё гробить?
- Я ему тоже намекала, но он, похоже, только напрямую понимает, - хмыкнула Сакуоа, довольная, что даже Саске указал горе-ухажёру на его никчёмность, однако тот даже ухом не повёл, продолжая смотреть на Суйгетсу в ожидании ответа, но так его и не дождался. По крайней мере, в словесной форме. Зато во взгляде читалась такая печаль и боль, что брюнет не выдержал, и повернулся к Харуно:
- Уйди, - девушка даже вздрогнула – столько льда и презрения он вложил в одно единственное слово – но с места не сдвинулась.
- Он сам меня пригласил, - тихо возразила она, не отводя напряжённого взгляда от Учихи, - с чего бы мне… - она запнулась, заметив, как глаза Саске ещё больше потемнели от гнева. Похоже, он с трудом сдерживался от того, чтобы силком не выволочь девушку на улицу.
- Но пришла ты не к нему. Уходи, - процедил Саске, стараясь держать ярость хотя бы под относительным контролем – не нужно, чтобы об этом все вокруг слышали (конечно, музыка помогала замаскировать происходящее от всеобщего неусыпного внимания, но вот надолго ли?), но Сакура и это предупреждение оставила без внимания, упёрто продолжив стоять на своём.
- Саске, - Мизуоши, оправившись от шока, попытался успокоить друга, но тот, поведя плечом, схватил Харуно за руку и потащил к выходу.
Как ни странно, Сакура не оказывала никакого сопротивления – лишь послушно следовала за ним до самого крыльца, на котором он, наконец, остановился. Так что девушка едва не налетела на него – благо хватило реакции вовремя затормозить. Какое-то время она стояла и созерцала спину Учихи, так и не удосужившегося повернуться к ней «фасадной» частью, но терпения её хватило ровно на тридцать секунд. По их истечении она поинтересовалась, какая муха его вообще укусила? Она ведь уже не лезет к ним с Узумаки, а сегодня подойти к нему порывалась просто, чтобы поздороваться, так что она вообще не видела необходимости в том, чтобы обжиматься с любой встречной лишь при малейшем её приближении.
«Ага, знаю я твоё «поздороваться»…»
- Как же я устал от тебя, - вздохнул брюнет, - мало нас с Узумаки, ты и моего друга лучшего сюда впутала. Знаешь, я реально хочу, чтобы ты полюбила кого-то также сильно, как он тебя, и так же мучилась, унижаясь каждый день.
- А я уже, - горько усмехнулась она.
- Ты любишь только мою внешность и свой каприз, в соответствии с которым, я как бы должен тебе принадлежать. Это любовь к себе, Харуно, советую не путать, - он повернулся ко входу в дом и прошёл мимо неё, даже не удостоив её и каплей внимания, но на самом пороге всё же добавил вполголоса:
- Исчезни уже, из моей жизни.
После этого парень вернулся в дом друга и на его вопрос о том, что же между ними произошло, там, снаружи, ответил, что девушке, действительно срочно понадобилось уехать. Только и всего. Больше в этот вечер они эту тему не поднимали. Даже когда все гости – утанцованные, пьяные и жутко довольные – благополучно разошлись и разъехались кто по своим домам, кто – «продолжать банкет» в другом месте – парни болтали о всякой посторонней чепухе. Особенно старался Саске. Он задался целью отвлечь друга от грустных мыслей, а потому наводнил его рассудок целым скопом других, касавшихся их скорой церемонии посвящения, намекнув, что если друг немного подналяжет в активном общении с Каруи, та не без удовольствия раскроет ему карты о такой желанной групповой поездке.
Как брюнет и рассчитывал, эта новость неслабо воодушевила его лучшего друга, а потому уже очень скоро тот трещал о возможных вариантах добычи информации у красотки-третьекурсницы.
Не прошло и пары часов с момента окончания вечеринки, а парни уже сгрузили в посудомоечную машину последние грязные фужеры – единственную настоящую посуду, задействованную на сегодняшнем мероприятии – остальная одноразовая была убрана несколькими девушками, вызвавшимися помочь парням с уборкой и ушедшими часом ранее, в пухлые мусорные пакеты, уже столпившиеся в прихожей в ожидании скорой своей утилизации. Все остальные комнаты в доме уже сверкали привычной чистотой и порядком.
- Уф, я уж думал, до утра генералить будем, - Суйгетсу, установив необходимый режим на посудомойке, повернулся к лучшему другу, валявшемуся сейчас на кушетке в гостиной, которая отлично просматривалась через широкую кухонную арку. Правда, мини-диванчик стоял к ней боком, так что говорить Суйгетсу пришлось с учиховской макушкой, удобно устроившейся на подлокотнике.
- Да ты пророк, - над диванчиком взметнулась бледная рука, видимо, демонстрируя силу «пророческих способностей» Суйгетсу, - меньше минуты осталось до утра твоего.
Этот жест вызвал на губах Мизуоши добрую улыбку.
- Тогда кофе?
- Иди ты со своим кофе, спать хочу, - рука безвольно рухнула на диван, так сказать для пущей демонстрации измождённости хозяина.
- Саске, - позвал его Суйгетсу, уже улыбаясь во всю ширь рта.
- Ммм?
- Спасибо.
- Вкусным завтраком отблагодаришь, - сонно проворчал Учиха. Кажется, Морфей уже довольно крепко держал его в своих путах, так что Мизуоши прекратил свои дальнейшие попытки заговорить с лучшим другом.
Под тихое жужжание машинки парень погасил тёплый рассеянный свет точечных фонарей и направился в гостиную – не оставлять же Учиху без одеяла на голом диване. Как только брюнет получил дозу тепла в виде тонкого пушистого пледа с пантерой на снегу, (пару лет назад Мизуоши презентовал сие сокровище своей матери, у которой вечно мёрзли ноги, когда она часами просиживала за своим ультрабуком за работой) блондин и сам поплёлся в свою комнату, дабы хоть немного вздремнуть после насыщенной событиями ночи.
Отбросив одеяло на другую половину кровати, Мизуоши забрался в холодную постель и, поёжившись, накрыл себя таким же холодным одеялом, которое впрочем, тут же начало перенимать его тепло, дабы потом согревать им своего владельца на протяжении всего предстоящего сна.
Суйгетсу думал, что усталость быстро отправит его в сон без сновидений, но мысли о недавних поступках лучшего друга не дали этому случиться. Когда же это его друг успел так измениться? Насколько блондин помнил, Учиха никогда особой участливостью не отличался…Да что там, всем было прекрасно известно, что Саске чистой воды эгоцентрик, но даже таким его обожали все вокруг. Страшно представить, что же начнётся, когда все подметят в нём колоссальные перемены…по крайней мере о спокойной ходьбе по тесным университетским коридорчикам можно забыть. Но это мелочи по сравнению с тем, что Суйгетсу получит взамен пространственной свободы. Хотя, он уже получил это. И, даже несмотря на то, что перемены возможно вызваны общением с той самой Узумаки, парень был искренне рад им.
***
Саске проснулся оттого, что по его коже прогуливались целые стайки мурашек – видимо, одеяло ночью на пол сползло. Преодолевая неприятные ощущения в спине – после сна на таком узком диване в одной позе она ещё и не так болеть могла – парень всё же сел и, запустив пятерню в растрёпанные тёмные волосы, сонно воззрился сначала на плед, который оказался у его спущенных на пол ног, а затем на друга, уже сидевшего за ноутом в кресле напротив. На широком тёмно-сером подлокотнике стояла большая кружка с изображённой на ней актрисой, полюбившейся Суйгетсу после просмотра недавнего блокбастера с её участием. Сам же друг неотрывно рассматривал экран, бодро отстукивая по клавиатуре. На его тонких губах блуждала довольная ухмылка.
«Кажется, он уже занялся выяснением подробностей о призовой поездке. И как у него вообще сил хватило встать? Или он не ложился?» - брюнет, широко зевнув, поднялся с дивана и, на ходу потягиваясь, направился в ванную, дабы привести себя в чувство после нескольких часов сна. Только когда он включил воду, понял, как сильно ему хотелось пить – последствия вчерашнего приёма алкоголя не иначе. Хорошо хоть голова не болела – всё-таки Суйгетсу умел выбирать качественную выпивку.
Покончив с ванными процедурами, парень отправился в кухню, где по-хозяйски выпотрошил холодильник на предмет «чего-нибудь холодненького» и уже с запотевшей бутылкой гранатового сока вернулся к другу, который всё строчил в своём ноутбуке.
Саске смерил его насмешливым взглядом:
- Что, не колется орешек?
- Да уже давно, - ухмыльнулся Суйгетсу, не отрывая глаз от экрана, - сейчас просто общаемся.
- И? Она тебе нравится? – брюнет умостился на диване, скрестив ноги, и принялся откупоривать бутылку с прохладным напитком.
- Спрашиваешь, - фыркнул парень, - только вот маловат я для неё…да и идеалы у неё другие чутка.
- В чём проблема? Заставь её думать, что ты её идеал и есть…я бы так и сделал, - парень нахмурился – крышка никак не желала крутиться в какую бы то ни было сторону.
- Тебе легко говорить, - вздохнул Мизуоши, закрыв ноут и отставив его на журнальный столик, - ты-то для многих это самое воплощение идеала и есть.
- Может быть. Но мне эти многие до одного места, а вот тот человек, который реально нравится, даже не смотрел вначале в мою сторону.
- Ты о том парне или о Наруке? – прищурился Мизуоши, отпив кофе из своей кружки и поморщившись – остыл.
- Неважно, - уклончиво отозвался брюнет, едва не свернув горлышко бутылке вместе с крышкой, - главное - результат. И потом, мы вчера малость поболтали с твоей Каруи, не сказал бы, чтоб у тебя шансов не было.
- А поконкретней? – уточнил Мизуоши – по напряжению мышц его рук, скрещенных на груди, было видно, как его заботит ответ.
- Ей с тобой интересно, считает тебя другом, пока, - крышка, наконец, поддалась, так что Саске жадно приложился сухими губами к горлышку и большими глотками осушил едва ли не половину прозрачной тары.
- Хм, значит, бесполезно, - вздохнул Мизуоши, поднимаясь с кресла.
- Ты куда?
- На кухню, с меня же завтрак за вчерашнее, помнишь?
- Ты на время смотрел? Нам через двадцать минут уже там надо быть, - попытался отговорить его брюнет.
- Успеем, - только и отмахнулся Мизуоши, исчезая в кухне.
- Вот упёртый, а, - Саске со вздохом слез с дивана и последовал за другом, намереваясь выпытать у него ценные сведения о посвящении. Парень с большой охотой выложил всё, что успел выяснить от своей подруги, пока колдовал над шипящей сковородкой.
Оказывается, призовая поездка на неизвестный пока остров и впрямь имеет место быть. Только вот конкуренция больно жёсткая, так как уже все первокурсники их факультета всеми правдами и неправдами выведали инфу об этом мероприятии и теперь из кожи вон лезут, только б их лучшими признали.
Номера будут оцениваться жюри в виде преподов и, возможно, предков, но также приветствуется поддержка зала – чем громче и дружнее будут болельщики среди зрителей, тем выше шанс на победу. Для чего всё это универу понадобилось и так ясно - эдакий маркетинговый ход – вуз из-за отличного шоу получит неплохую рекламу для будущих «новобранцев», а свежепосвящённые студенты - заслуженный отдых на юге. Всем хорошо, все довольны. Одно только смущает – как бы узнать, на какой конкретно остров «ссылать» собираются? А то будет Саске из кожи вон лезть, группу поднимать, а потом окажется, что вышлют их на какие-нибудь Бермуды, и добирайся потом до Кубы вплавь.
Быстро покончив с завтраком в виде омлета и вчерашних онигири, парни пулей вылетели из дома и уже в пятнадцать минут двенадцатого были в актовом зале рядом со своей группой, рассредоточившейся на свободных сидениях и уныло взирающей на постановку, над которой пыхтел староста группы-соперницы. Получалось весьма пресно, что не могло не радовать. Вот только запал собственных одногруппников тоже оставлял желать лучшего – всем было настолько лень даже просто обсудить предлагаемые Харуно идеи, что возникал вопрос, как они вообще добрались до универа в такую рань и с таким-то настроем?
«Ну, почему именно она культорг?» - Саске в очередной раз возмутившийся дурацким стечениям обстоятельств, подошёл к ней, и, взяв под локоток, отвёл в сторонку.
- Мне казалось, ты хотел моего исчезновения из твоей жизни, - холодно произнесла она, безрадостно взирая на брюнета.
- Не все мечты сбываются, - мрачно отозвался парень, - если бы не ты была культоргом, я бы даже не взглянул в твою сторону, но, поскольку, это не так, придётся уж нам друг друга потерпеть, пока всё это не кончится, - брюнет красноречиво кивнул на сцену. Девушка проследила за его взглядом и высвободила свою конечность из его хватки:
- И что? Хочешь сказать, у тебя есть какие-то идеи?
- Ну, вообще меня задействовать в освещении собирались - надо достать кое-какие прожектора - но не в том суть. Я тут слышал, что приз нехилый за всю эту бадягу на сцене отхватить можно.
- Ты и слухам веришь? – бровь девушки чуть приподнялась, выдавая крайнюю степень скептицизма.
- Это проверенная информация.
- Что за приз?
- Поездка на остров всей группой.
- Хм, - девушка на миг задумалась, а потом кивнула, как бы соглашаясь с тем, что в это можно поверить, поскольку их университет в финансовом плане обделён не был.
- Ты уже придумала, как их всех обойти?
- Есть пара идей, - девушка задумчиво глянула на парня с гитарой на сцене, который ещё к тому же пытался что-то спеть, - только теперь мне кажется, этого недостаточно, чтобы всех сделать.
- Так напряги группу, культорг. Коллективный разум всяко лучше одной головы. И пусть по своим связям пробьют, может, всплывёт инфа о номерах других групп, так легче будет ориентироваться на чём делать акцент, а что в постановку вообще впихивать не стоит.
- Интересно. Столько поручений за пару секунд, а сам-то что делать собираешься?
- То же, что и все, - пожал плечами брюнет, - думать.
Девушка в ответ на это только хмыкнула, но всё же направилась к одногруппникам, намереваясь вытащить тех куда-нибудь подальше от любопытных ушей и уж там побеседовать о наличии гениальных идей.
Местечко нашлось довольно быстро – небольшая уютная пиццерия с радушием вместила в себя целых двадцать пять человек, которые, недолго думая, составили столы и стулья в центре помещения и теперь под заказанную еду и напитки с жаром обсуждали возможные варианты сценок.
Саске заметил, что Суйгетсу за всё время дискуссии с Харуно и другими одногруппниками ни разу не смутился и не занервничал – видимо, твёрдо решив больше не унижаться перед этой самодовольной стервой. Что ж, наконец-то ему удалось взять себя в руки. И кстати, о наличии стервозной особи в группе. Не так уж это и прискорбно. Если знать, как правильно распорядиться имеющимися ресурсами, можно извлечь прибыль, даже при самом скверном раскладе, было бы желание.
Спустя некоторое время, группа дружным скопом вывалилась из заведения и вновь вернулась в вуз, дабы поприсутствовать-таки на парах – раз уж пришли чего теперь уходить-то?
Репетировать решили подальше от глаз конкурентов, где-нибудь в другом месте – пока ещё не определились в каком, но эту задачу решили возложить на плечи Узумаки, так и не удосужившейся явить свой фейс на сегодняшнем «слёте».
Когда прозвенел звонок с последней на сегодня пары, одногруппники заторопились к выходу, всё ещё обсуждая вполголоса друг с другом принятые в пиццерии решения.
- Умело ты их в оборот взял, - толкнул друга плечом Мизуоши, когда они оторвались от оживлённой массы сокурсников.
- А чего одному голову ломать? – фыркнул брюнет, - пусть и другие поднапрягутся, не мне ж одному этот приз нужен.
- Кстати об этом, а чего это он тебе так понадобился? Вы ж вроде с семьёй выбирались этим летом на море…
- Ещё захотелось, а предки – ни в какую, - отозвался Учиха, - вот и приходится как-то своими силами добывать себе отпуск.
- Каникулы, - поправил его Мизуоши, когда они поравнялись со спуском в подземный переход.
- А разница? Отдых и иже с ним.
- Ну, да, - Мизуоши начал спуск по лестнице, но заметив, что друг за ним не следует обернулся: - идёшь?
- Не, у меня ещё дела в городе, до скорого, - он махнул другу и, дождавшись ответного кивка, исчез в толпе людей, пытавшихся утрамбоваться в переполненные автобусы. А ведь ещё по пробкам мыкаться…
***
Нарука, звучно чихнув, потёрла нос и недовольно уставилась на тряпку, почерневшую от только что стёртого слоя пыли. Она люто ненавидела генеральные уборки, а мать, воспользовавшись тем, что дочь всё равно пока дома, запрягла ту по полной, так что теперь к вечеру у блондинки не осталось ни сил, ни настроения, а ведь ещё ванну почистить надо.
«Лучше б я на пары сбежала» - девушка принялась яростно тереть тряпку хозяйственным мылом, проклиная собственную глупость. Как она вообще додумалась пытаться до матери достучаться без видимых доказательств своей правоты? Видать, очень уж хотелось, чтоб та, как отец сразу поверила. Но, так бывает только в фильмах или книгах там всяких, а вот жизнь штука суровая, несправедливая, а в данный момент ещё и ужасно провонявшаяся моющими средствами.
Отстирав тряпку, блондинка развесила её на змеевике и, вооружившись губкой, принялась чистить некогда белую ванну.
Не успела она справиться и с половиной работы, как услышала голос матери:
- Нарука, доча, прекращай ты уборку свою, тут к тебе пришли!
Девушка дунула на чёлку, чтоб та убралась с глаз долой: «Ну, да, как гости, так сразу уборка «моя»…»
Она швырнула губку в сторону и, обтерев руки прямо об мешковатые серые штаны, отправилась встречать гостя. У подножия лестницы её уже ждал улыбчивый брюнет с букетом из пяти роз нежно-персикового оттенка.
- Ого! – присвистнула блондинка, принимая дар от брюнета, - а по какому поводу?
- Соскучился, - возвестили её и сжали в крепких объятиях.
- Ну, вы пока пообщайтесь, а я розы в водичку поставлю, а то завянут ещё, - Кушина с широкой улыбкой еле выдрала букетик из рук дочери, пока та была зажата в затянувшихся объятиях, и улизнула из прихожей, оставив этих двоих наедине.
Не успела Нарука высвободиться из кольца сильных рук, как входная дверь отворилась вновь, явив на пороге никого иного, как Учиху Саске, у которого в руках также был букет из пяти роз. Вот только оттенок их отличался – ярко алый, похожий на свежую кровь.
- Вижу, ты тут не сильно скучала, - произнёс парень, пройдя в коридор, - не представишь нас, Нарука? – брюнет выразительно взглянул на гостя блондинки. Тот, решив в долгу не оставаться, также вперился в него изучающим взглядом. Зато, благодаря неожиданному появлению Саске девушке удалось-таки высвободиться и, вдохнув, наконец, полной грудью, сообщить:
- Друг детства – Сай, любить и жаловать не обязательно – ему всё равно пофиг, так что не обидится.
После такого представления девушка заработала от Сая шутливый тычок в предплечье, но своих слов забирать назад даже не почесалась.
- Друг детства, значит, - пробормотал брюнет, впихнув девушке букет.
- Ага, а тебя как зовут? – миролюбиво поинтересовался Сай.
- Скажи ему, - кивнул блондинке Учиха, делая шаг вперёд к брюнету, так сильно похожему на него самого.
- Учиха Саске – мой одногруппник и… - тут девушка запнулась, выразительно глянув на брюнета, тот, едва не сплюнув на пол, раздражённо продолжил её мысль:
-…и её парень, - произнёс он, с вызовом глядя на бледнокожего парня. По всему его виду можно было сказать, что он не в восторге от сложившейся ситуации, но ни за что не уступит противнику, как бы дорог он ни был для его проблемной Узумаки. Она принадлежит ему. Особенно, её настоящая сущность, а то есть Наруто. И пусть только кто-нибудь попробует на него губу раскатать, Саске быстро покажет этому нахалу, где губозакаточные машинки (или ГЗМ в простонародье) продаются.

@темы: саске/наруто, Гнев меняет, Naruto, фанфы яой