13:02 

Гнев меняет. Глава 27. Морская болезнь.

Глава посвящена Kri-Kri.

Наруто резко отстранился от брюнета и поспешил облачиться в принесённые вещи. Учиха, подавив вздох полный разочарования, последовал его примеру, раздражённый тем, что опять придётся дрочить в правую руку в туалете, поскольку Узумаки уже в сотый раз продинамил его с «продолжением и долгожданной развязкой».
- Надо выйти извиниться перед ним, - произнёс блондин, старательно избегая встречи взглядом с Саске.
- Да не за что нам извиняться, - проворчал брюнет, застёгивая молнию форменной куртки, - он и так всё понял на причале, и если бы мы были ему противны, бросил бы нас ещё там.
Саске, открыв дверь, направился в туалет, где и облегчил напряжение в паху, когда он вышел оттуда, Наруто уже ждал его в коридорчике. Судя по его виду, он успел справиться с аналогичной «проблемой» схожим образом в той комнатке с умывальником. Однако, даже несмотря на этот факт, выглядел он взволнованным, подпирая серую стенку и напряжённо покусывая нижнюю губу, отчего та немного припухла и заалела. Саске с титаническим усилием подавил в себе желание продолжить начатое после стирки, и, кивнув на немой вопрос во взгляде блондина, направился вместе с ним в торговый зал.
Старик нашёлся там же, сидящим у прилавка и улыбающимся приветливой и спокойной улыбкой. К его испещрённому годами лицу вздымалось облако пара, исходившего от кромок трёх кружек, стоящих на прилавке. Подле них имелось и широкое блюдо, на котором громоздились вчерашние булочки.
- Я бы предложил вам выбрать между чаем и кофе, но, увы, сотрудники весь кофе выдули, так что остался только зелёный чай.
Саске заметил, как расправились плечи блондина. Даже спина его стала ровнее – больше он не волновался о том, что же подумает о них старый рыбак, и, честно говоря, Саске и сам вздохнул свободнее, когда увидел на лице хозяина лавки доброту и понимание, а не осуждение и ненависть.
- Это мой любимый чай! – горячо заверил его Наруто, хватаясь за кружку и несколько поспешно надпивая из неё пару глотков дымящегося напитка. Конечно, он обжёгся, но виду не подаёт. Только благодарно улыбается старцу в ответ на его вопрос, в порядке ли он? Уже в следующую секунду блондин уносится к пакету, оставленному у раковины, а ещё через несколько возвращается к прилавку с той едой, которую он, будучи в женском облике так и не успел захомячить, ибо всё время беспробудно проспал.
Очень скоро ни от булок на блюде, ни от самолётной еды не осталось ничего, кроме крошек, а потому, все трое, допив свой чай, отправились вздремнуть пару часов на пластиковых сидениях – именно через это время знакомый владельца рыбной лавки заглянул к нему в магазин. Вот тогда-то они и получили посильную помощь в попытке догнать лайнер. Правда, на море поднялся не слишком сильный шторм, а потому знакомый старца, вместо того, чтобы довезти их на яхте до следующей остановки круизного лайнера, выдал моторную лодку с запасом горючего и веслами, если последнего не хватит на предстоящий путь. Ну, и на том ему спасибо. Как говорится, дарёному коню…
- Вот непруха, а, - пожаловался блондин, кутаясь в чёрную плащёвку, которую им выдал щедрый рыбак в размере двух штук, - и почему именно сегодня начался этот дурацкий шторм?!
- Не гунди. Скажи спасибо, что не вплавь добираемся, - осадил его брюнет, мужественно подставляющий лицо противному мокрому ветру, нагонявшему стаи волн на их небольшую лодку с навесом.
- Да знаю я. Просто мне это море вот здесь уже, - Наруто картинно изобразил покуда ему море и приставил к глазам потрёпанный бинокль – ещё один из многочисленных даров щедрого старца – среди них также были плотно упакованная свежая провизия, сигнальные ракеты в случае попадания в беду, зажигалка, компас и даже дешёвый мобильник. Их телефоны остались в дорожных сумках, которые уже успели погрузить в багажный отсек улепётывающего сейчас от них судна, это у Наруто чудом сохранился его рюкзак с той самой уже давно съеденной ими в магазине самолётной едой и адресом нужного человека на Кубе. Просто блондину понадобилось сбегать в обменник валюты, чтобы по низкому курсу обменять нужную сумму и вот, во что всё это в итоге вылилось. Вот такая ирония – вещи и те уплыли, а хозяевам теперь куковать чёрт знает, где приходится. Хорошо ещё, что ориентиры в виде отдалённых полосок суши в виде иногда попадающихся им на пути островов, то по левому, то по правому борту имеются, а то вообще унесло бы их в открытую Атлантику на радость голодным рыбкам и поминай, как звали.
- Карауль, я посплю немного. Через пару часов разбуди, поменяемся, - Саске забрался под навес к Наруто и удобно устроился рядом с ним на сидении, положив темноволосую голову в мокром капюшоне на его плечо.
- Я могу и больше покараулить. Всё равно сна ни в одном глазу, - отозвался Наруто, пододвигаясь к парню чуть плотнее, чтобы тому было удобнее спать.
- Как хочешь, - устало отозвался брюнет, закрывая глаза. Через минуту он крепко спал на плече блондина, пристально вглядывающегося вдаль и следящего за тем, чтобы их лодка не сбилась с курса.
Тяжёлое небо уже начало терять свою унылую бледность, чтобы погрузиться во мрак. За весь день, что они плыли в лодке, солнце так ни разу и не выглянуло, будто бы специально омрачая своим отсутствием и без того безрадостное путешествие. В дневное время суток, в пусть и не совсем спокойном море, они ещё могли выследить нужный им корабль, но вот что делать с полным отсутствием видимости в ночи?
- Ну, это же всё-таки круиз, должен же он ночью светиться, - высказался блондин, когда они с Саске уничтожали часть продуктовых запасов, когда небесная тьма полностью слилась с морской.
Брюнет поднял на него полный скептицизма взгляд, дабы заявить, что при такой видимости, они и фейерверк могут не увидеть, но осёкся, потому что прямо за спиной Наруто, сидящего сейчас у самого носа их судёнышка, он разглядел именно то, что они искали более двенадцати часов.
- А он и светится, Наруто, - неожиданно для себя улыбнулся Саске, - ты глянь.
Блондин, очевидно, не веря своим ушам, вскочил на ноги и обернулся. Его измученный взгляд затопила неистовая радость, которая потом не замедлила с выходом наружу. Парень принялся душить Учиху в своих объятиях, после которых у последнего, теперь синяки неделю будут с ребёр сходить.
Разумеется, сразу догнать такой мощный лайнер на обычной моторной лодке было попросту невозможно, но парни хотя бы напали на след, как они надеялись, нужного им судна. Зато, когда ближе к восьми часам утра (время они определяли по ощущениям, поскольку мобильник, который они лишь изредка включали, дабы свериться с датой и временем, всё равно успел разрядиться) лайнер пришвартовался к какому-то порту, времени его стоянки вполне хватило, чтобы они успели не только доплыть до судна, но ещё и тайком прокрасться на него. Правда, идти в жилой отсек они не решились, предпочтя комфорту безопасность в машинном отсеке неподалёку с котельной – хотя бы тепло.
- Даже не верится, что нам удалось, - проговорил Наруто, сидевший сейчас в одной чёрной майке и боксерах ей в тон – остальная одежда, мокрая после дрейфования в море, теперь висела на переплетениях труб, тёплых внутри и пыльных снаружи. Подсвечиваемые тусклым красноватым светом дежурной лампочки, они убегали вдаль длинного коридора, будто стараясь укрыться в его почти осязаемой тени.
- Я приберегу эту фазу для того момента, когда мы доберёмся до Кубы и сделаем то, что хотели, - Саске, подсунув под голову руку, опустился на прорезиненный пол, накрытый сверху парой одеял, предусмотрительно купленных ими в том же порту, перед тем, как пробраться на борт лайнера. Наруто молча пожал плечами, но рядом ложиться не стал – видимо, даже несмотря на усталость после не самой лёгкой части их путешествия, сон не решался броситься к нему в объятия. Он с задумчивым видом откинулся на оплетшие стену трубы, наверняка почувствовав их тепло сквозь тонкую ткань своей чёрной майки и устремил в темный потолок бесконечно далёкий взгляд.
Таким задумчивым Саске его видеть не привык, а потому с ещё большим упоением стал всматриваться в серьёзные, даже немного напряжённые черты красивого смуглого лица. Как природа вообще додумалась дать обладателю бронзовой кожи такие светлые волосы и такие пронзительные глаза, которые казались зеркалом, отражающим глубину и цвет ясного неба. Правда, сейчас в мягком полумраке с красноватым оттенком вся яркость красок ушла на второй план, уступив палитре черных, бледно и тёмно-серых, красных…
И почему Наруто так редко носил одежду чёрного цвета? Она ему чертовски шла, как и та поза, в которой он сейчас развалился прямо на полу: одна босая нога, чуть согнутая в колене, перекинута через другую, лежащую на полу, руки упираются в пол, лопатки касаются стенок труб, на которые запрокинута белокурая голова. Выражение лица Наруто с той позы, в которой сейчас находится сам Учиха, разглядеть почти невозможно, так как оно обращено в тёмную пустоту потолка. Приходиться приподняться. Сначала на локтях. Теперь видны опущенные уголки губ – Наруто не улыбается, а значит, сейчас в его мозгу происходит очень важный и очень серьёзный мыслительный процесс, от которого лучше не отвлекать. Какой соблазн.
Саске осознаёт, что одного наблюдения ему явно не достаточно, хочется коснуться этого тела, заставить небесный взгляд с необъятным желанием скользить по его бледному худому телу, увидеть, как даже сквозь смуглую кожу лица пробивается смущённый румянец…
Брюнет чувствует, как собственноручно, всего лишь несколькими картинами собственной не такой уж богатой фантазии заставляет своё сердце быстрее гнать кровь по венам. Пульс отдаётся тикающим эхом даже в висках, во рту становится сухо, и брюнету приходится украдкой облизнуть сухие губы, чтобы хоть немного избавиться от внезапного чувства жажды. Срабатывает. Но ненадолго. Пульс и не думает сбавить свой темп, отчего кажется, будто его кровь вот-вот вскипит. Нужно сделать хоть что-нибудь, иначе бедный орган попросту разорвётся от повысившегося давления.
- Наруто, - Саске задумывал произнести целое предложение, но в воздухе между ними повисает лишь имя блондина, обронённое к тому же довольно хриплым голосом брюнета. Блондин не поворачивается. Видимо, мысли окончательно и безраздельно поглотили всё его внимание.
Такое безразличие брюнета совсем не устраивает и он, немного подтянувшись, но по-прежнему сохраняя в целом горизонтальное положение, хватает блондина за щиколотку и тянут к себе. Парень еле успевает среагировать и буквально в последнюю секунду спасает свой затылок от опасного удара о стальные трубы.
- Тебе жить надоело?! – Учиха получает-таки желаемый взгляд небесных глаз в упор. Правда, эмоциональная окраска малость не та. Но это-то как раз можно легко исправить.
- Ага, просто помираю тут без твоего внимания, - информирует его брюнет и притягивает ещё ближе к себе за ту самую ногу.
- Слушай, давай без этого, а? Настроения нет, - блондин попытался выпростать свою ногу из цепких пальцев Учихи, но те и не подумали разжаться.
- У тебя его с самого нашего знакомства не было, но в рыбной лавке внезапно появилось, или я чего-то не понимаю? – брюнет выжидательно уставился на блондина, хмуро оттолкнувшего его руку от себя.
- Я слишком переживаю за предстоящую «миссию», чтобы думать сейчас о чём-то подобном, - упрямо заявил Узумаки, встав на ноги и с вызовом взглянув на брюнета, - вот чего ты не понимаешь.
Саске сухо усмехается, но не пытается вновь приблизить Наруто к себе.
- Знаешь, ты прав лишь в одном – ты СЛИШКОМ переживаешь, ясно? Зачем изводить себя мыслями о неизвестном будущем, которое итак скоро наступит? Может, просто будем решать проблемы по мере их поступления, как делали это всегда, а Наруто?
Блондин лишь покачал головой.
- Эта, как ты говоришь, проблема со мной уже больше десяти лет. Естественно, я буду волноваться о том, как бы её, наконец, решить. И если ты с чем-то не согласен или тебя напрягает мой вид, то не буду тебе мешать, - выдав эту тираду, Узумаки, следуя переплетениям труб, направился вглубь коридора, даже не обернувшись напоследок. Только напряжённая линия его плеч выдавала в нём немалое раздражение.
- Ну, и катись, - брюнет зло скомкал одно из одеял, будто оно было повинно в только что произошедшей между ними размолвке, и подсунул его под голову. Всё настроение, которое только что создавалось их безмолвным единением, ненасытной фантазией и учащёнными ударами его пульса, вмиг испарилось, уступив место разочарованию и пустоте внутри. Ну, почему им так сложно понять друг друга?

***
Наруто с угрюмым видом присел на одну из нижних ступенек, ржавой лестницы, убегающей в затерянный в тенях потолок. Та скрипнула под весом здорового парня, но всё-таки решила пока не ломаться, за что блондин остался ей крайне благодарен.
Здесь было заметно холоднее, нежели неподалёку от котельни, где они с Саске обосновались не более часа назад, однако, по крайней мере, никто не пытался нарушить его единения с самим собой. Какая-то часть Наруто чувствовала вину за то, что тот так эгоистично отверг Учиху, другая обвиняла в эгоизме самого брюнета – мог бы и не лезть в душу, пока Наруто сам не продемонстрирует свою готовность к чему-то подобному. В общем же и в целом, блондин чувствовал себя на редкость дерьмово, даже несмотря на то, что им удалось-таки попасть на этот чёртов круизный лайнер и, в сущности, самая сложная часть их плана была уже позади. Узумаки обуяла самая настоящая неуверенность, та самая, которую он благополучно отметал силой своего характера и упрямством на протяжении всей своей не такой уж и долгой жизни. И тут на тебе! Пришли новые ощущения, жаль, что им удавалось лишь опустошать и снедать его беспокойством изнутри.
Наруто почувствовал, как ступни начали неметь от холода металлического пола, который, ко всему прочему, ещё и покрывал ощутимый слой грязи. Блондин, зычно чихнув, подтянул ноги к себе, поставив их на ступеньку. Конечно, теплее пола она не была, но так, по крайней мере, основная часть ступни будет навесу.
Может, и не стоило вот так бросать Саске одного? В конце концов, он стольким пожертвовал для него за последнее время, так поддерживал его, что уже с трудом верится, что были времена, когда они просто не могли вынести общества друг друга, если то начинало длиться более пяти минут. А ведь сейчас он практически перестал выводить его из себя, при этом умудряясь помогать Наруто сохранить истинный облик на столь длительный срок. Это стало так просто и привычно – быть собой рядом с НИМ, что уже попросту не верилось в другой вариант развития событий. Да и желания поверить не возникало.
«Надо бы вернуться» - решил блондин, спрыгнув с лестницы и направляясь в обратную сторону.
Через какое-то время блондин начал сомневаться, не ошибся ли он на прошлом повороте? В конце концов путь к ржавой лестнице он проделал под приступом гнева – естественно было не до запоминания дороги – а значит, придётся хорошенько попетлять по огромному машинному отсеку, чтобы найти место их ночлега.
- Твою ж… - Наруто, шумно втянув в себя затхлый воздух, прислонился к холодной стенке и приподнял ногу так, чтобы можно было достать из ступни то, что он умудрился в неё загнать мгновение назад, если оно всё ещё было там.
- Ну, конечно, забивать гвозди до конца неинтересно, вдруг никто не наступит? – блондин, морщась от боли и, уже ощущая, как по его грязной замёрзшей от долгой ходьбы по ледяному полу ступне струится кровь, нащупал небольшое, но довольно глубокое отверстие в ступне. Какого его вообще понесло в эту часть корабля? Ну, скрылся бы в одном из коридорчиков, огибающих котельную, отсиделся бы там, остыл и вернулся к Учихе. Так нет же. Надо было пафосно удалиться чёрт знает в какие дебри корабля, а теперь ещё и блуждать в них в надежде найти хоть какой-то намёк на выход.
Шипя и тихо матерясь, блондин оторвал нижнюю часть своей майки и кое-как обмотал неровный лоскут вокруг своей повреждённой ступни – так, по крайней мере, меньше заразы туда попадёт. Хотя, по-хорошему, лучше б, конечно, промыть.
- Кто здесь? – внезапно вынырнувший из-за угла луч фонарного света ослепил блондина, рефлекторно вжавшегося в стенку. Не хватало ещё, чтобы он по собственной нерасторопности стал причиной их ближайшей высадки в каком-нибудь неизвестном порту, из которого они уж точно не успеют на Кубу в срок.
Наруто слышал, как гул от шагов становится всё громче, буквально разбивая недавно стоявшую вокруг тишину, и как его собственное сердце, вторя чужим шагам, неистово грохотало в грудной клетке блондина, похоже, норовя разбиться о её стенки.
«Ну, почему, стоит мне только отойти от этого Учихи, как всё становится настолько хреново?» – Узумаки, как никогда страстно, желал, чтобы матрос, охранник, или кем там был этот урод с мощным фонариком, исчез в каком-нибудь дверном проёме или повороте, на худой конец, да хоть в дыре в полу, если бы это помогло ему не дойти до Наруто. Блондин пытался разглядеть хоть что-нибудь кроме этого ненасытно пожирающего тьму света, но глаза по-прежнему отказывались нормально функционировать, а потому приходилось ждать самой худшей развязки нынешней ситуации.
Внезапно за спиной «врага» с фонариком раздался какой-то грохот и тот, поймавшись на удочку, ушёл в направлении источника шума. Наруто с облегчением перевёл дух. Хорошо бы это Саске, как нельзя вовремя подоспел на выручку блондину и отвёл от него беду таким вот незатейливым образом. Сейчас ему, как никогда сильно захотелось увидеть пусть и недовольное, но уде такое привычное лицо брюнета, но сколько бы Узумаки не стоял на месте, так и не отлепившись от стены, ничего не происходило. Шум шагов обладателя фонарика в скором времени совсем поглотило эхо, а вскоре и его забрала тишина, вернувшаяся к Наруто вместо так горячо ожидаемого брюнета.
«Может, другим путём пошёл?» - блондин счёл самым разумным вернуться к котельной и, как ни странно, вскоре отыскал их место ночлега, только вот самого брюнета на нём не было. А это могло означать лишь одно – Саске всё ещё блуждал по лабиринтам машинного отсека, теперь ещё наверняка преследуемый чудиком с фонариком.
Поначалу Наруто хотел дождаться его здесь, чтобы опять не разминуться, но, в итоге тупо не смог усидеть на месте – беспокойство за брюнета пересилило, а потому он вновь нырнул в извилистую бесконечность коридоров, на этот раз, правда, оставив записку на видном месте, чтобы, если брюнет вернётся раньше, то больше уже никуда не делся. Благо, рюкзак Узумаки всё ещё был при нём и можно было не изощряться в поисках остывшего уголька из котельной или чего-то подобного, дабы намалевать послание на стене.
«И чего тебе на месте не сиделось? Только бы не случилось чего…»

***
После демонстративного ухода Наруто Саске какое-то время провалялся на одеяле, продолжая безжалостно сжимать второе, но так и не смог успокоиться. Его бесило то, что блондин не мог перестать накручивать себя и только лишь по этой причине не остался с ним рядом. Уж Саске помог бы ему забыться, успокоил бы. Так нет же. Наруто лучше полазить по пыльному судну с неизвестными коридорами, наверняка полными всякого мусора, мышей или даже случайных матросов, которых могли послать по какому-нибудь поручению в здешние края. Кстати, у котельной они бывали гораздо чаще – примерно два раза в сутки, но всегда по расписанию, которое ребята узнали довольно точно из графика дежурств, обнаруженного ребятами на двери очередного служебного помещения, в котором они прятались при спуске сюда. Ясное дело, пройти по лесенке с невинным видом под взглядами других работников или случайных, а потому особенно любопытных пассажиров (а какими ещё они могут быть, если предпочитают круизным развлечениям путь в мрачные подвалы машинного отделения?) возможности не было никакой. В общем, следующий визит настанет только на утро следующего дня, так что волноваться о их раскрытии причин не было.
Брюнет, не зная, куда себя деть от переживаний из-за ходячей беловолосой проблемы, решил отправиться на её поиски – всё лучше, чем в неведеньи голову ломать. Одеяла и скудные пожитки он трогать не стал, уверенный в том, что никто сюда раньше положенного времени не придёт, а значит, и вещи их присутствия не выдадут.
За время, которое парень бродил по пыльным коридорам, сплошь состоящим из металла, он не раз успел пожалеть, что у него не было при себе хоть какого-нибудь источника света. Он, конечно, успел неплохо привыкнуть к темноте, но его ночного зрения всё равно было недостаточно, чтобы, как следует разглядеть хоть что-нибудь, даже у себя под ногами, что уж там о более дальних зонах видимости говорить?
Брюнет даже ругаться не стал, когда налетел на гору металлических подносов, очевидно, списанных в утиль за ненадобностью, просто обошёл то место и отправился дальше, только вот конца этого коридора увидеть так и не смог – ослепил чей-то фонарик. Пришлось вновь огибать груду разбросанных подносов и нырять в ближайший закуток, через который пробираться уже в соседний и так по нескольку раз – лишь бы оторваться от нерадивой погони. А кто им виноват, что на электричестве здесь экономят? По идее каждый коридор здесь должен быть оснащён хотя бы дежурным освещением в виде захудалой лампочки, но куда там. Лучше они бассейн там, наверху пошире, да поглубже сделают, а на лампочках сэкономят. Хотя, такая бережливость, им с Наруто даже на руку. Интересно, много ли ещё таких «случайных прохожих» с фонариками здесь ошивается? Если да, то лучше бы Наруто им не попадаться, да и самому Саске тоже, иначе, им никогда не добраться до заветной поляны вовремя.
Саске не представлял себе, сколько времени прошло, пока он продолжал поиски блондина, но ужа саднящие от усталости ноги, пусть и обутые в кроссовки, давали знать о том, что пора бы и вернуться на место их «стоянки».
«Может, пришёл уже за это время?» - Саске довольно скоро набрёл на котельную, но одеяло, расстеленное на прорезиненном в этой зоне полу, продолжало одиноко лежать в ожидании своих хозяев. Учиха, не разуваясь, тяжело опустился на его край, размышляя над тем, какая судьба могла постигнуть блондина. Его рука случайно наткнулась на что-то гладкое. Бумага?
Саске схватил лист и пробежался глазами по неровным закорючкам, которые трудно было разобрать в красноватом отсвете дежурной лампочки, и едва сдержался, чтобы не захохотать в голос.
- Значит, ты уже приходил сюда…и как это мы опять разминулись? – брюнет, уже заметно успокоившись, прилёг на спину и принялся ждать появления горе-беглеца, которое случилось даже быстрее, чем Саске мог себе представить.
- Заждался? – ухмыльнулся блондин, когда взгляд Учихи достиг его смуглого лица.
- Скорее затрахался лазить по этому кораблю в поисках тебя, - ворчливо отозвался брюнет, хотя, на самом деле не чувствовал и тени злобы за такую вот выходку нехарактерную Наруто. Последний, видимо, это почувствовав, спокойно повалился с ним рядом растирая руками здоровую ступню.
- И когда ты только умудрился? – брюнет приподнял левую ногу блондина за кое-как перевязанную ступню, отчего тот немного поморщился – видимо даже лёгкое касание к ране причиняло боль.
- А ты догадайся, - буркнул блондин, тем не менее не предпринимая никаких попыток вырвать свою конечность из рук Учихи.
- Нехрен без обуви лазить, - заявил Саске, обнажая проткнутую гвоздём ступню.
- Я б и не ушёл, если б ты дал мне спокойно подумать в тишине, - парировал Наруто.
- Если не надумался, пока лазил чёрте где, есть время сейчас, пока рану буду обрабатывать, потом можешь даже не надеяться опять замкнуться в себе, - сообщил Учиха, уже вытащивший аптечку с минимальным запасом жизненно-важных медикаментов, и принявшийся промывать ранку перекисью водорода. Жидкость шипела и пузырилась, даже после третьего промывания. Пришлось истратить чуть ли не пол флакончика перекиси, прежде чем вид раны стал более менее удовлетворять Саске. Он наложил на неё слой ваты, а поверх неё и повязку, остаточно тугую, чтобы та не разболталась во сне или ещё по какой причине.
- Спасибо, - поблагодарил его Наруто, - и за то, что спас меня от матроса и за повязку.
Брюнет молча обернулся на блондина, но, вопреки его ожиданиям ни слова не спросил о спасении, о котором даже сам не подозревал до этой минуты. Всё потом. Вопросы никуда не денутся, ответы на них - тоже. Гораздо важнее то, что он вновь был рядом с ним, хотя бы в относительной безопасности.
- Что? – Наруто недоумённо взглянул на внезапно потерявшего дар речи брюнета.
Саске, не собираясь отвечать, просто оказывается над ним и одним лёгким движением срывает с него остатки чёрной майки. По плоской смуглой груди тут же бегут мурашки.
- Холодно? – без особого участия интересуется брюнет, всё ещё нависая над Наруто.
- Сволочь, - только и успевает пробормотать блондин, прежде чем губы Саске находят его и влажный язык нетерпеливо проникает внутрь рта. Наконец-то. На этот раз брюнета уже ничто не остановит, и он ясно даёт это понять, полностью забирая лидерство в поцелуе. Саске ненасытно поглощает воздух прямиком из приоткрытого рта блондина, уже ощущая, как возрастает желание в его паху. Его отвердевший член упирается в ткань уже ставших тесными джинсов. Хочется поскорее перевернуть Наруто на живот и овладеть им, неистово вколачиваясь в него снова и снова, чувствовать, как его узкий зад затягивает его толстый член с каждым толчком всё глубже, но он не делает этого. Пока нет. Ещё слишком рано. Нужно хоть немного его подготовить.
Едва совладая с собой, брюнет с жаром впивается уже в изгиб смуглой шеи, ощущая всё тот же запах морской соли, пота и рыбы. Кажется, этот запах преследует их с момента появления в том порту, в той лавке…
Саске всё больше распаляясь, проводит ладонью у Наруто в паху. Тот также возбуждён. Натянутая до предела ткань его боксеров начинает мокнуть от природной смазки, которая уже струится из его отвердевшего члена. Саске, довольный тем, что удалось завести своего блондина столь легко, проникает рукой под тонкую ткань и с силой сжимает твёрдую плоть блондина, вынуждая его издать едва слышный стон.
Наруто, пытаясь побудить брюнета к действию, толкается навстречу его руке, отчего тот, довольно ухмыльнувшись, начинает двигать ею от основания до самой головки.
Теперь руки Наруто лежать на спине Учихи, с которой блондин всё ещё не сорвал футболку, а сам парень растворяется в ощущениях, которые ему дарят прикосновения брюнета.

***
«Боже…как же это приятно» - блондин уже не думает о том, что их преследователь может найти их в самый неподходящий момент. Сейчас весь его мир сузился до чувствительной зоны в паху, которая буквально плавится от уже почти невыносимого наслаждения.
- Ещё, - вырывается у Наруто прежде, чем он успевает прикусить собственный язык, - быстрее! – Саске послушно исполняет его просьбу, ускоряя движения руки до максимального и не забывая при этом, покусывать затвердевшие соски на его груди. Чёрт! Как же он сейчас возбуждён! Ещё несколько движений и…
Внезапно пульсирующий член Наруто остаётся без внимания, и блондину приходится приподняться на локтях, чтобы выразить всё своё негодование такому непростительному поведению брюнета. Но тот, раздеваясь догола, снова толкает его в плечо, так что Наруто оказывается лежащим на лопатках. Сам брюнет вновь склоняется над ним, но не затем, чтобы продолжить игру с сосками. Его рот оказывается куда ниже, он очень медленно поглощает до боли напряжённый член Наруто.
Блондин с прерывистым вздохом сжимает тонкое одеяло под собой, не в силах поверить во всё происходящее с ним. Разве бывает вообще так хорошо? Где брюнет научился такому минету? Как ему вообще удаётся возбуждать его до крайней степени и притом не дать кончить?
Наруто открывает рот, чтобы задать хоть один из вертящихся в голове вопросов, но вместо этого издаёт хриплый стон. Испугавшись, блондин зажимает рот ладонью, пытаясь справиться со шквалом ощущений, заполонивших его разум и душу в этот момент. Саске ненадолго отрывается от своего занятия и отнимает его руку ото рта.
- Я хочу слышать тебя, - сейчас глаза Саске кажутся абсолютно чёрными без намёка на радужку. В нём говорит желание, оно им управляет. Наруто и сам под его властью, но всё же продолжает опасаться, что их могут услышать.
- Но… - сдавленно пытается возразить Узумаки.
- Нас никто не найдёт, - с гипнотической уверенностью в бархатном голосе заверяет его брюнет и он с готовностью доверяется ему. И вправду. Сейчас же должна быть глубокая ночь, все уже давно…
Кончик языка Саске выводит круги на головке члена Наруто, то и дело слизывая капельки смазки, сочащиеся из небольшого отверстия в её центре. Затем губы охватывают ствол разгорячённой плоти и, потягивая чувствительную кожу, лаская её языком, добираются до самого основания пульсирующего органа. Ловкие пальцы присоединяются к действу, умело массируя яички, отчего Наруто покидают все мысли, кроме единственной: «Кончаю!»
Блондин, как раз собирается это выкрикнуть, но брюнет вновь отстраняется от него, разглядывает раскрасневшегося тяжело дышащего блондина под собой и довольно усмехается.
- Перевернись, - командует он, и Наруто подчиняется. Всё, что угодно, лишь бы поскорее ощутить то наслаждение, пика которого он почти достиг уже дважды за этот момент их близости.
Саске коленом раздвигает его ноги и налегает сверху. Не успевает Наруто опомниться, как уже облизывает три пальца брюнета, оказавшиеся глубоко в его рту. Очень скоро один из них, преодолев грань тугого колечка мышц, проникает внутрь его. Одеяло уже успело собраться под ними крупными складками, а потому блондин тщетно пытается вцепиться в прорезиненный пол – как назло ни единого шва! Ощущение пальца в собственном заду кажется неправильным, неестественным, некомфортным. Но тут в дело вступает вторая рука, вновь взявшись за его член, и Наруто в очередной раз тонет в ощущениях, даримых этими прикосновениями.
Когда его растягивают уже три пальца, блондин почти привыкает к ощущению инородного тела внутри себя, но вот пальцы исчезают и на их месте оказывается скользкая головка члена Учихи. Сейчас он войдёт, и будет адская боль. Наруто, стараясь не думать об этом, сосредотачивается на руке брюнета, которая всё ещё дрочит его член, но очень скоро боль от проникновения, пусть и медленного, пронзает его тело, буквально распиливая пополам.
Наруто, судорожно стиснув зубы, пытается не закричать, а Саске что-то бормочет о том, чтобы тот расслабился. Легко сказать, когда ты сверху! Блондин чувствует крайнее раздражение, но всё же старается следовать совету возлюбленного. Движения брюнета вначале очень аккуратные, медленные и размеренные становятся всё более глубокими, быстрыми и очень скоро брюнет задаёт такой бешеный темп, что Наруто всё же вскрикивает, боясь попросту не развалиться на части. И вот, когда парень уже думает о том, что скоро Саске достигнет финала, и всё это закончится, член брюнета совершает толчок, от которого у Наруто помимо испарины, тело покрывается ещё и целой россыпью мурашек.
- Да…здесь, - прерывисто выдыхает он, позволяя невыносимо приятным ощущениям унести себя очень далеко отсюда.
Член Саске снова и снова погружается в него, доставляя немыслимое и ни с чем не сравнимое наслаждение, которое побуждает Наруто даже подаваться назад – навстречу рваному темпу, заданному Учихой. Очень скоро, оба ощущают горячую сперму друг друга – Наруто – внутри себя, а Саске – на своей ладони, всё это время яростно водившей по возбуждённой плоти блондина.
Едва стоя на ногах, Саске бережно приподнимает Узумаки и кладёт его на второе одеяло, а сам переносит скомканное поближе к тёплой котельной и стелет его там, после чего вновь переносит Наруто туда и ложится с ним рядом, накрывая их вторым одеялом.
Наруто с трудом поворачивается к Саске:
- И откуда такие познания? – всё же задаёт он один из мучивших его во время секса вопросов.
- Неужели ты думаешь, я стал бы начинать это без подготовки? – усмехнулся брюнет, прижимая его к себе и целуя в висок.
- Ну, не знаю. Резинки-то при тебе не было, - хмурится блондин – хотя, на деле он даже доволен, что их первый раз произошёл именно так – парни полностью чувствовали друг друга, а в определённый момент их сердцебиения действительно слились в одно.
- Для большей остроты ощущений.
- Да уж, остроту я заметил.
- Тебе не понравилось?
- Я этого не говорил, - уклончиво отзывается Наруто – надо же как-то наказать Саске за то, что он дал ему намучиться с болью вначале их полового акта.
- Не злись, в следующий раз попробуем, как ты захочешь, - брюнет с самой невинной улыбкой, на какую только способен, целует парня в губы и крепко, надёжно прижимает к себе. Наруто хорошо. Он даже почти не сердится на Саске за его вольность, а потому утыкается лбом в прохладную плоскую грудь брюнета и теряется в собственных снах.

***
Саске проснулся оттого, что его спину нещадно холодил сквозняк, невесть откуда взявшийся в машинном отсеке. Он сонно сжал одеяло в объятиях, но, поняв, что то как-то не тянет на его Наруто, парень резко вскочил на ноги и заозирался по сторонам. Блондина нигде не было видно. Правда на полу опять обнаружился клочок бумаги, на котором сообщалось, что блондин отправился подышать свежим воздухом на одну из нижних палуб, не предназначенных для обычных пассажиров.
- Господи! Ни на секунду нельзя оставить! – брюнет, наспех одевшись, помчался в указанном направлении. Повезло, что в этот раз не пришлось долго искать ходячее блондинистое бедствие – оно обнаружилось наполовину перевесившимся через ненадёжные скользкие от влажного воздуха перила и с чрезвычайно бледным лицом близкого к нежно-салатовому оттенка.
- А разбудить меня не судьба? – крикнул брюнет, развернув блондина к себе и встряхнув его за плечи.
- Но ты так клёво спал, - пожаловался Наруто заплетающимся языком, - прям ангел, не то, что я сейчас.
- Почему не сказал, что у тебя морская болезнь?
- А я и сам только утром узнал, - пожал плечами блондин, слегка пошатнувшись, из-за чего брюнету пришлось покрепче вцепиться в него – упадёт ещё чего доброго.
- У нас в аптечке нет таблеток от тошноты, - принялся рассуждать брюнет вслух.
- Знаю. Зато есть неплохое успокоительное.
- Ты что пытался им морскую болезнь вылечить?
- Ну, не совсем. Думал, что оно мне заснуть поможет, а в итоге чувствую себя каким-то пьяным.
«Недалеко от реальности» - брюнет, тяжело вздохнув, взвалил его себе на плечи и отнёс в место неподалёку к выходу на эту палубу – вдруг блондина снова мутить начнёт? Да и дежурный в котельной, судя по предрассветно-блёклому небу, вот-вот объявится. Саске быстро перенёс к Наруто весь их немногочисленный багаж и, заставив его выпить всё-таки отыскавшуюся единственную таблетку снотворного, отправился на поиски лекарства от морской болезни на верхние этажи, где обитали пассажиры. Он примерно помнил, какие именно каюты должны были занимать его одногруппники, поэтому без труда обошёл их самым дальним путём, и, спустя всего несколько минут уже стоял у нужной ему двери. Конечно, надежды, что у этого человека обнаружится аптечка с именно тем лекарством, которое необходимо Наруто, почти не было, но он, по крайней мере, проверит.
Когда брюнет уже приставил электронный ключ, стыренный со столика ресепшена прямо из-под носа зазевавшегося пассажира, которого что-то не устраивало в ключе, к золотистому замку каюты, его окликнул знакомый голос:
- Саске, а вы разве не передумали плыть с нами?
«Ну, твою ж…»

@темы: Naruto, Гнев меняет, Фанфы яой, саске/наруто

URL
   

The narrator of midnight

главная