11:37 

Гнев меняет. Эпилог. Правда бывает разная.

- И всё-таки я попал в больницу, - почти неслышно возмутился Наруто, обращаясь к Саске, не спускавшему глаз с возлюбленного и остававшемуся рядом с каталкой, даже когда ту катили на приличной скорости. Если бы Саске упал, он бы поднялся, даже не заметив этого, и снова был бы рядом с ним.
«Почему? Почему именно когда у меня, наконец, появился тот, за кого я могу отдать всё, что у меня есть, с ним сразу же случилась беда?!» - обида и злость травили душу, но он стоически сопротивлялся этому, старательно сохраняя маску деланного спокойствия, чтобы не дать Наруто повода для ненужных волнений. Особенно сейчас, ведь ему нужно беречь силы.
- Эй, эй! Даже не думай об этом, – заметив, что глаза блондина вновь закрываются, Саске с силой сжал его руку. Блондин лишь слабо улыбнулся краешком губ:
- Не волнуйся, я крепкий, ты же знаешь.
- Знаю, - брюнет, сев на каталку с самого края (та до сих пор продолжает движение, только санитары заметили, что вес как- то удвоился, но оборачиваться предусмотрительно не стали – всем бы их догадливость! Остальные, сидевшие в коридорах, только и успевали поворачивать головы вслед странной процессии с двумя страстно целующимися пациентами на одной каталке), наклонился над своим парнем и, запечатав его губы своими на глазах у шокированной публики в медицинских халатах, забрал один из самых глубоких поцелуев Наруто, вместе с тем вдохнув в него столько надежды, любви и беспредельной нежности, что даже бледность, сковывавшая лицо Узумаки на протяжении этих страшных суток, тянущихся целую вечность, казалось, отступила, давая дорогу лёгкому румянцу.
- Я буду ждать тебя! – горячо зашептал Саске, всё ещё не отдаляясь от Наруто и крепко прижимая к груди его, как всегда, тёплую руку.
- Недолго, - вновь обретшим прежнюю уверенность и силу голосом заверил его Узумаки.
- Да, да, вернётся он, хватит уже обниматься, пациента ждёт реанимация, ему нужно экономить силы – вдруг потребуется операция, - проворчал врач, поравнявшись с каталкой уже замедлившей свой ход у светло-зелёной двери с табличкой «Реанимационная палата № 201».
Прочитав название палаты, Саске почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота. Он не хотел и не мог представить, что с его Наруто, могло случиться нечто такое, отчего тот окажется в подобном месте.
- Люблю тебя, - тихо произнёс Саске, в сотый раз признаваясь себе и впервые - Наруто в том, что неожиданно стало неотъемлемой частью его самого. Казалось, так всегда и было, по-другому и быть не могло.
- Я тоже себя люблю, - слабо улыбнулся Наруто.
- Щас ты получишь, даже, несмотря на своё состояние! – пригрозил ему брюнет, - я ему тут душу изливаю, а он…
- Ладно, ладно, знаешь ведь, что шучу, - парень примирительно выставил руку вперёд, - я тебя люблю, конечно тоже, но всё это, чёрт подери, выглядит так, будто ты прощаешься! – парень слегка нахмурился, - любовь должна радовать, а ты постные мины корчишь, - пальцы Узумаки провели по бледной щеке любимого:
- А кто, по-твоему, довёл меня до этого? - проворчал Учиха, целуя внутреннюю сторону его ладони.
- Саске, посмотри мне в глаза, - Учиха поднял тёмный взгляд и больше не смог оторвать его от неба в глазах Наруто – оно было, как всегда, по-летнему прекрасно.
- Я буду жить, и со мной всё будет в порядке, - медленно произнёс он, будто это было какое-то особое заклинание, которое могло претвориться в реальность, как только его озвучат вслух.
- Со мной будешь ты, а больше мне ничего и не надо, - парень в последний раз крепко сжал руку своего любимого, а потом тёплая ладонь блондина выскользнула из ледяной руки Учихи, и дверь за его избранником закрылась.
Брюнет устало упал на скамейку в коридоре и уронил голову на руки. Бессонные двадцать четыре часа, которые он провёл рядом с ним в пути от круиза до этой клиники, не могли не сказаться на его состоянии. Но, хуже всего было беспокойство за Наруто, снедавшее его изнутри. Ему хотелось ворваться в реанимационную, схватить блондина на руки и вынести его оттуда, прижимая к груди и к сердцу, бешено колотящемуся за ней.
Прошло много времени, прежде чем Саске понял, что его трясут за плечо в попытке привести в чувство.
Подавляя чудовищную усталость, сковавшую даже его веки, он открыл глаза: перед ним стояла медсестра среднего возраста с обеспокоенным лицом.
«Наруто!» - брюнет вскочил на ноги, порываясь пройти в реанимационную, но хватка женщины, сохранявшей хладнокровие, пересилила порыв человека, истерзанного волнением, болью и полным отсутствием сна.
- Успокойтесь, пожалуйста, и выслушайте меня, - монотонно произнесла женщина, заставляя Саске взять себя в руки. Парень, глубоко вдохнув, поднял голову – на его лице застыло бесстрастное выражение.
«Это лицо человека, готового услышать самое худшее, но в его глазах ещё осталось что-то похожее на надежду…»
- Он будет жить, - спокойно сообщила она.
Сердце Учихи, уже готовое сорваться вниз и разлететься на миллионы кусочков, так чтобы больше никогда не стать целым вновь, едва не подлетело до самого горла от радости и затрепыхалось птицей, впервые пролетевшей в небе под хрустальный звон капели.
- Но мы обнаружили ряд странных отклонений в его организме…
- Что за отклонения? – тут же насторожился Учиха – его нервы напоминали сейчас мотки оголённых проводов. Он требовательно взглянул на женщину и очень удивился, когда заметил на лице той лёгкий румянец. Она была чем-то смущена.
- Видите ли, он совершенно здоров, однако, при проведении узи мы обнаружили в его организме некие аномалии…наличие детородной функции и… - женщина растерянно потупила взор и, шумно вдохнув, выложила всю правду до конца:
- Кажется, она успешно функционирует…
- Что вы хотите этим сказать? – побелел Саске.
- Он беременный.
«ЧТО?!» - глаза парня расширились от удивления, и он, не удержавшись на ногах, упал на скамью.
«Так, значит, превращение началось…»
- Н..но, несмотря на это, его жизнь ведь вне опасности? – с тревогой в голосе произнёс брюнет, вновь поднимаясь с сидения.
- Я же сказала, в остальном он абсолютно здоров, - улыбнулась женщина.
- Тогда отчего ему так плохо было?
- Всё-таки мы говорим о парне, а он единственный на земном шаре случай с детородной функцией, так что вполне возможно, что процесс вынашивания плода будет протекать немного по-другому.
«Немного?! Да он едва не умер!»
- Но вы не волнуйтесь, мы провели небольшую операцию и теперь беременность должна протекать нормально. Однако вам придётся периодически бывать на обследовании.
- Могу я увидеть его? – ошеломлённый этой новостью, Саске, тем не менее, сохранял по крайней мере, видимое самообладание.
Женщина мудро улыбнулась и почему-то в этот момент напомнила ему лиса, но он тут же выкинул эту странную ассоциацию из головы – а то ещё сорвётся на ни в чём неповинной медсестре.
- Разумеется, но чуть позже, когда вы немного отдохнёте и придёте в себя. Лишний раз нервничать в его-то положении, сами понимаете, не желательно.
- Да, конечно, я понимаю, - с напускным спокойствием произнёс Учиха. Он хотел увидеть его, лично убедиться в том, что с его любимым теперь всё будет в порядке, а ещё он не мог поверить в то, что через каких-то девять месяцев станет отцом.
Эмоции фонтанировали через край всю дорогу, пока такси везло его к родительскому дому. И даже в душе, когда по его бледной коже стекала тонкими струями едва тёплая вода, он не замечал её температуры.
После нескольких часов сбивчивого, поверхностного сна, он, приведя себя в порядок, как только мог, прихватил с собой чистую одежду для блондина, небольшой сверток, любовно свёрнутый им из плотной белой бумаги, и направился в клинику.
***
Наруто уже полчаса бесцельно пялился в окно, теряясь взглядом в бесконечном потоке машин, подсознательно пытаясь отвлечься от ноющеё боли в области живота. Он сам упросил медсестру отправить Саске домой, потому что хотел, чтобы брюнет хоть немного пришёл в себя после всего пережитого им за столь малый срок. И вот теперь сгорал от нетерпения вновь почувствовать на губах его прохладное дыхание и вдохнуть запах дождя, который принадлежал его парню с недавнего времени, точнее, после их путешествия на Кубу.
Дверь в реанимацию осторожно приоткрылась, и Наруто подумал, что это, наверное, опять медсестра пришла делать ему перевязку. Он не хотел говорить ни с кем, кроме Саске, поэтому просто притворился спящим, прикрыв глаза.
В комнату медленно вошли, судя по шелесту, неся в руках какие-то пакеты.
«Наверное, препараты какие-нибудь…» - Наруто, едва не застонав, попытался отвернуться к стене, опять же, якобы во сне. Но ему не удалось этого сделать, потому что в следующую секунду чья-то холодная рука легла на его плечо и бережно вернула в прежнее положение.
«Приехал, значит…» - Наруто распахнул глаза и увидел перед собой Саске, присевшего на край больничной койки – знакомая чёрная футболка и серые джинсы, как всегда, выгодно оттеняли полные ночи глаза и такие же тёмные, немного жёсткие волосы. Даже мешки под глазами почти исчезли. Ещё б улыбнулся – цены б ему не было.
- Живой?
- Живой, - подтвердил Наруто в ответ, заметив с каким пристальным вниманием парень изучает его полу прикрытое одеялом тело.
- Что, уже соскучился? – нагло ухмыльнулся Узумаки, поведя правой бровью.
- Да иди ты! – фыркнул брюнет, легонько толкнув его бедром, - я из-за тебя уже в истеричку превратился, жизни лет десять потерял, не меньше.
- Прости, - виновато улыбнулся блондин.
- Я подумаю, - кивнул он, и в самом деле над чем-то задумавшись, - слушай, как ты вообще себя чувствуешь? Никаких деформаций в женскую сторону не ощущаешь? – настороженно поинтересовался брюнет.
Наруто, хоть и был немного удивлён заданным вопросом, всё же прислушался к внутренним ощущениям – ничего. Кроме этой дурацкой боли в нижней левой части живота. Эх, жаль, действие наркоза уже прекратилось.
- Не-а, я по-прежнему, мужик, как видишь, - пожал плечами Узумаки.
- Странно, - пробормотал Саске с таким видом, что блондин сразу заподозрил – парень чего-то не договаривает.
- А что врачи говорят? Чего мне так хреново-то было? – Наруто покосился на мандаринку, которую брюнет машинально очищал от кожуры.
- А? Врачи? – Учиха повернулся к Наруто и втолкал три дольки ему в рот, – жить будешь.
- Сама объективность-блин… - фыркнул парень, тщательно прожёвывая сочную цитрусовую мякоть.
- Сказали ещё, чтоб не волновался по пустякам, - добавил брюнет, смяв губами дольку и как-то подозрительно поглядывая на парня.
- С чего это вдруг? – насторожился блондин, протянув руку за дополнительной порцией.
- А я тебе врач что ли, - фыркнул брюнет, проигнорировав руку и вложив ещё парочку долек прямиком в приоткрытый рот блондина.
Когда мандаринка закончилась, парень потребовал его закрыть глаза.
- Это ещё зачем? – удивился тот.
- Раз просят, значит, сделай, - высокомерно отрезал брюнет.
- Тс, да пожалуйста, - Наруто не особенно догоняя, чем это его Учиха удивлять собрался, прикрыл-таки глаза, правда, когда соблазн приоткрыть хотя б один зрительный орган усилился из-за шелеста разворачиваемой бумаги, он не стал ему сопротивляться.
Брюнет держал в руке тонкое серебряное колечко с надписью, опоясывавшей украшение по всей окружности.
«Охренеть! Это то, о чём я думаю?!»
Блондин вновь зажмурил глаза, но улыбка, растянувшаяся от уха до уха, похоже, выдала его с потрохами.
- Не подглядывай, зараза, а то без сюрприза останешься, - в Узумаки запустили неочищенный мандарином.
- Аааай, убивают! – закричал парень, по-прежнему не открывая глаз.
- Да заткнись ты, придурок, - брюнет навалился на него, зажимая рот ладонью, но в палату уже заглянула обеспокоенная медсестра.
- От наркоза ещё не отошёл, думает, мандарины на него покушаются, - парень продемонстрировал только запущенный оранжевый снаряд и об извиняющейся улыбочке не забыл.
- Если будет буянить, позовите, мы ему снотворное вколем, - понимающе улыбнулась женщина в ответ и вновь оставила парней наедине.
- Какого чёрта? – возмутился блондин, когда Учиха, наконец, соизволил отнять руку от его рта.
- А нехрен подглядывать, закрыл свои зеньки, а то я на тебя весь пакет с фруктами спущу.
- Чёртов садист, - проворчал блондин, но глаз больше не открывал. Ровно до того момента, пока не почувствовал, как на его безымянный палец на левой руке пытаются надеть кольцо раза в два меньше нужного размера.
- А ещё меньше не нашлось? – съязвил он, рассматривая тонкую серебряную полоску, едва налезшую до середины пальца.
- Ну, я-то думал, ты уже к этому времени в язву с хвостами превратишься, - проворчал брюнет, - кто же знал-то.
Вот тут у блондина по-настоящему округлились глаза. Получается, Саске только что признал, что принял бы Наруто в любом случае, неважно, удалось ему избавиться от «дара» Курамы или нет.
- Ты это серьёзно? – на всякий случай уточнил блондин, чувствуя себя до отупления счастливым. Никогда ещё всё вокруг не казалось таким незначительным по сравнению с этим парнем, сидящим сейчас на краю койки и хмуро поглядывающим в его сторону.
- Ты о значении кольца или о его размере?
- Какая разница, если ты только что сделал меня до чёртиков счастливым, - рассмеялся блондин, наплевав на постоперационную боль и обняв его так, что аж позвонки захрустели.
- Я так понимаю, это «да», - хмыкнул брюнет, уткнувшись подбородком в его плечо.
В груди у Наруто разлилось такое тепло, что ему показалось, будто это сердце расплавилось и заполнило собой сначала грудную клетку, а потом и всё его существо – настолько тихим стало сердцебиение…Оно будто бы замерло, но позволяло до сих пор дышать и жить просто оттого, что можно было видеть Саске и прижимать его к себе, чувствуя уже ставшее таким привычным тепло, а ещё запах лайма от его геля для душа, который он, кстати говоря, так ненавидел. Тишина в груди длилась всего несколько мгновений, а потом сердце возобновило свой ход, да с такой силой, что казалось, в коридоре отчётливо слышен его стук.
Тогда Наруто смог тепло улыбнуться и ответить в тишину простое: «Куда ж я от тебя денусь…»
Учиха, с довольным видом слегка отстранился от него, чтобы можно было видеть его лицо:
- Только попробуй, из-под земли достану, - он собственнически прижался к его губам, а затем и вовсе проскользнул языком в приоткрывшийся навстречу поцелую рот. Руки Наруто крепко обвились вокруг плеч брюнета и тот, эгоистично позабыв о боли Узумаки после операции, повалил его на спину, осыпая его поцелуями, то и дело, возвращаясь к губам за новой порцией воздуха, выдыхаемого блондином. Таким счастливым рядом с Саске Наруто чувствовал себя и раньше, но сегодня это чувство будто бы окончательно скрепило сердца этих двоих, навеки связывая, ещё до того, как они отправятся расписываться в ЗАГС.
- Наруто, - шепнул ему в ухо брюнет, лёжа за его спиной, через полчаса после своего прихода.
- Мм? – довольно промычал Узумаки, нежась в его объятиях.
- А как ты относишься к детям?

***
Осенний сквозняк по своему обыкновению гулял по квартире, в которой сейчас стояла абсолютная тишина – а ведь несколько часов назад соседи едва не проломили тонкие стены, дабы утихомирить изнемогающих в сладострастной истоме любовников. На широкой кровати с полу сползшим на пол одеялом покоились переплетённые тела Итачи и его возлюбленного бывшего лиса, ныне философа.
- Саске звонил, - сообщил Учиха, пытаясь вернуть упавшую половину одеяла на кровать.
Тэтсуя повернулся к нему лицом. На красивом изгибе шеи качнулся чёрный шнурок, продетый в небольшой камушек, навсегда сделавший его человеком.
- Как Наруто?
- Оклемался уже, поехали кольца менять, - усмехнулся он.
- Шустрые, - хмыкнул обладатель огненной шевелюры.
- Слушай, уже три дня прошло с их приезда, почему ты не скажешь им, что этот обряд на поляне был необязательным после того, как они переспали по любви, которая навсегда вернула Наруто его первоначальный облик?
- Я что на самоубийцу похож? – Тэтсуя придвинулся вплотную к своему любовнику, - и потом, эта поездка помогла их чувствам окончательно окрепнуть. Они поняли, что друг без друга они уже не могут, а что может помочь лучше понять это, как не трудности, с которыми сталкиваются возлюбленные и через которые они проходят рука об руку, постоянно жертвуя собой ради осуществления мечты о счастье любимого и своём собственном, конечно же?
- Ну, ты загнул. Вряд ли они стали бы копать так глубоко, - Итачи принялся поглаживать Тэтсую по спине, и тот сощурил изумрудные глаза от удовольствия.
- Я расскажу им, но чуть позже. Пусть сначала свыкнуться с мыслью, что скоро им предстоит стать родителями.
- Ох, и озвереет Саске, когда узнает, - усмехнулся Итачи.
- Ты же защитишь меня от праведного гнева своего братца? – невинно улыбнулся Тэтсуя, потягиваясь по-кошачьи.
- А как иначе? Соучастники же, - Итачи лизнул своего возлюбленного в спину и тот, дрожа от удовольствия и предвкушая ещё большую его порцию уже совсем скоро, выгнулся под ним, призывая к более активным действиям.
В это утро все жители несчастной панельной многоэтажки окончательно прокляли тот день, когда поселились в доме со слишком уж хорошей акустикой.

Конец.

@темы: саске/наруто, Фанфы яой, Гнев меняет, Naruto

URL
   

The narrator of midnight

главная