11:41 

Гнев меняет. Экстра. Доминантный голубой.

- Мать моя Орочимару, это что ж получается, я сама их свела? – от тяжести обрушившейся на неё новости женщина, пошатнувшись, осела на стул.
- Да не переживай ты, так, главное – они счастливы, правда же? – широко улыбнулся Минато, умиротворённо поглаживая её по плечу.
- Тебе счастливы, а я внуков не увижу, - чуть не рыдая, посетовала Кушина, утирая глаза платочком.
- Это с какой стороны посмотреть, - уклончиво произнёс Минато, внезапно страшно заинтересовавшийся холодильником.
- Узумаки Минато, я требую объяснений! – гневно воскликнула женщина, возмущённая тем, что всю эту осень она вечно узнаёт всё последней.
- Да что тут объяснять, в самом деле? Внуков, может, и не увидишь, а вот внучек… - мужчина едва не поперхнулся холодным молоком, которое уже принялся глушить прямо из открытого тетра пакета – жёнушка не собиралась так просто от него отставать.
- Каким образом, если у нас всё-таки не дочь, а сын, да ещё и гей, к тому же? – прошипела женщина, встряхнув мужа за плечо – ей казалось, он просто играет с ней, потому что сам когда-то рассказывал, что предложил Кушине встречаться именно после того, как однажды видел, как она злится – такая забавная картина по его словам была.
- А ты сама его спроси, номер же есть.
- Толку от тебя никакого, - разочарованно вздохнула женщина, но за телефоном всё же пошла. Минато, решив больше не рисковать здоровьем – мало ли каким будет настроение жены после телефонного разговора – вылил оставшиеся полпакета молока в стакан и уже с ним прошествовал за своей пассией. Та обнаружилась стоящей посреди прихожей и судорожно комкающей рукой какой-то несчастный листик, только её тихий голос оставался спокойным и уверенным – видимо, стоило ей это не малых усилий.
- Сил моих нет, - простонала она, убирая телефон в карман, как только разговор завершился, - они как раз на узи сейчас.
- И что? – оживился Узумаки старший, сделав огромный глоток молока.
- Девочка… - глухо отозвалась женщина, зачем-то начав ковырять пальцем отслоившийся кусок обоины.
- Так это же здорово, милая! – Минато, отставив стакан на столик, подхватил возлюбленную на руки и закружил по комнате, - у нас будет внучка, девочка, о которой ты так давно мечтала, и в этот раз настоящая!
- Очень надеюсь, - прокряхтела Кушина, которой уже стало трудно дышать в стальных объятиях своего любимого каратиста.

***
Кушина как раз присмотрела парковочное место у одного из своих любимых торговых центров, как её телефон возвестил о входящем вызове.
«Как всегда «вовремя»…» - женщина со вздохом крутанула руль вправо и заняла-таки нужное место, повернула ключ зажигания и лишь потом ответила на вызов – тот был достаточно долгим и не давал ей покоя всё время, ушедшее на парковку.
- Да? – женщина, нахмурившись, мазнула взглядом по витрине фешенебельного бутика, в который, оказывается, вчера завезли новую коллекцию летней одежды.
- Кушина-сан, слава богу, - из динамика раздался охрипший и до жути взволнованный голос её зятя.
- Так. Саске, успокойся, отдышись, и объясни нормально, что стряслось, - почему звонок был с не определившегося номера женщина уточнять не стала – видимо, дело и впрямь срочное, раз до своего мобильного руки не дошли.
- Наруто он…мы гуляли в парке и ему внезапно стало очень плохо, я пытался вызвать скорую, но линия даже у частников перегружена, я бы понёс его, но до дороги идти, чтоб машину поймать далеко и боюсь ему хуже сделать, вдруг ему вообще сейчас двигаться нельзя.
- Стоп. Проверь его дыхание и пульс, быстро! – скомандовала женщина, уже наплевав на правила и выезжая с парковки прямо с телефоном у уха.
- Дыхание и пульс учащённые, - сообщил брюнет, после небольшой заминки.
- Хорошо, - женщина, прерывисто выдохнув, утопила педаль газа в пол и промчалась прямо на красный, - где вы конкретно?
- У фонтанов.
- Фонтанная Галерея, значит…стоянка очень далеко оттуда, но могу подхватить вас на шоссе. Попроси кого-нибудь помочь довести его, иначе мы потеряем много времени.
- Но, Кушина-сан, что если ему нельзя… - попытался было возразить Саске.
- Панику прекратить. Он – мой сын, а значит, выдержит, только будь с ним поосторожнее.
- Ладно, - пообещал брюнет, - спасибо вам.
- Пока ещё не за что, - прошипела женщина, еле уйдя от столкновения с ошалелым водителем «Тойоты Камри», который теперь отчаянно пытался досигналиться до её совести. Мобильник отправился в углубление под ручником, а сигналивший остался далеко позади вместе с другими водителями, такими же обозлёнными на нарушительницу всех правил дорожного движения.
Уже через несколько минут мать Наруто доехала до нужного места и, включив «аварийку», пристроилась к краю тротуара, на котором уже должны были показаться молодые, но пока ей встречались сплошь незнакомые лица.
- Вот напасть-то, а, - женщина выбралась из своей красной «Акуры» и, не взирая на высоту каблуков своих летних босоножек, помчалась в сторону Фонтанной Галереи.
Очень скоро она увидела своего сына, едва переставляющего ноги в компании своего темноволосого мужа и ещё какого-то высокого длинноволосого шатена.
- Сыночек, ты только держись, хорошо? - женщина подлетела к своему охающему чаду и, быстро чмокнув его в побледневший лоб, указала парням, где оставила машину. Те довольно проворно управились со своей миссией – довели и усадили Наруто на заднее сидение без лишних происшествий, после чего, Саске, бегло поблагодарив незнакомца за помощь, запрыгнул к Наруто, негромко хлопнув дверцей с другой стороны. Когда брюнет положил голову шумно дышащего блондина на своё плечо и крепко сжал его руку, кратко кивнув женщине, та сорвалась с места и помчалась в лучший роддом их города.
Кушина успела заранее набрать главному акушеру, так что их приняли сразу же, как только они оказались внутри здания. Когда два сильных медбрата уложили Наруто на каталку и повезли в операционную, а ещё один пытался остановить Саске, порывающегося присутствовать на родах, женщина подошла к нему и коснулась его спины:
- Успокойся, они – профи, сделают всё в лучшем виде, как они сами часто любят говорить, и тебе, правда лучше не видеть сам процесс, - женщина чувствовала, как Саске сходит с ума от волнения - его тело просто гудело от напряжения под кожей её ладони, но он, всё-таки послушался её. Медбрат ушёл, а Кушина медленно подвела Учиху к оливковому кожаному дивану и усадила его, примостившись рядом.
Саске сидел, опустив голову и заломив руки с такой силой, что костяшки его пальцев белели на фоне и без того бледной кожи.
- Всё будет хорошо, - уверенно заявила женщина, расправив плечи и широко улыбнувшись, совсем как Минато, когда подбадривал её в особенно тяжёлые моменты.
- Вы, правда, верите в это? – Учиха возвёл на её полные беспокойства глаза из-под длинноватой чёлки.
- Просто знаю, милый, просто знаю, - она приобняла его за плечи и принялась по-матерински поглаживать его по согнутой спине, каждый мускул на которой был страшно напряжён. Спустя какое-то время ей всё же удалось немного успокоить ужасно нервничающего будущего отца и даже скормить ему сэндвич под аккомпанемент свежесваренного кофе – всё-таки сервис на высшем уровне – то, чего, действительно, не хватает в других государственных медицинских заведениях.
Когда, спустя несколько часов, доктор возник на горизонте, Саске, который, казалось, так сидя и задремал, подскочил, как ошпаренный и со всех ног бросился к нему, Кушина также чуть ли не бегом последовала за ним. Ей удавалось сохранять относительное внешнее спокойствие всё это время в первую очередь для того, чтобы поддержать своего зятя, ставшего за эти девять месяцев ей родным, но сейчас чувства всё же вырвались наружу, и она с громко колотящимся сердцем воззрилась на человека, который должен был сообщить им новость. Честно говоря, такие моменты женщина ненавидела больше всего – всегда возникало ощущение, что доктор-вершитель судеб по совместительству – выносит приговор, будто судья, только ставки здесь гораздо выше – нет никаких сроков – есть только жизнь или смерть, счастье или горе, угнетающее потом всю оставшуюся жизнь.
- Малышка родилась здоровой, но мы всё равно поместили её в инкубатор на какое-то время, потому как состояние, - тут доктор запнулся и, подёргав коротенькую бородку, неуверенно продолжил, - …отца нестабильно.
- Он поправится?! – в один голос воскликнули двое сходящих с ума от волнения родственников. Даже в один и тот же рукав мед халата вцепились.
- Ситуация во время операции несколько осложнилась, а потому ничего конкретного пока сказать не могу.
- Я могу его увидеть?! – Саске чуть не поднял врача за грудки над полом.
- Можете, только не долго, пациенту сейчас противопоказано излишнее волнение.
- Спасибо, - брюнет, больше не замечая ничего вокруг, рванул к той палате, в которой сейчас находился его возлюбленный, оставив Кушину в компании с доктором посреди коридора.
Женщина ощутила, как внутри всё сжалось в тугой узел – кажется, сердце сейчас разорвётся от внезапно обрушившегося горя…нет! Она не должна поддаваться панике в такой ответственный момент, должна быть сильной и спасти будущее своего сына и внучки, только-только появившейся на этот свет. И почему Минато нет рядом, когда он так нужен? Чёртова совместная командировка! Конечно, политическая сторона жизни их страны важна, но не настолько, чтобы оставить своего сына в самый ответственный момент, когда тот в нём нуждается больше всего! Нужно будет Микото позвонить, может, она уже вернулась со своей поездки на другой конец Японии за какими-то там растениями?
- Кушина-сан? – доктор дотронулся до её руки в вопросительном жесте, - вы меня слышите?
- Да-да, конечно. Простите, я просто… - женщина оборвала поток слов, уже превратившихся в нервное бормотание и, вдохнув полной грудью, встретилась взглядом с врачом:
- Сделайте всё необходимое, чтобы спасти моего сына и внучку, о финансовой стороне не беспокойтесь.
- О, в этом я и не сомневался, вы – одна из наших постоянных клиентов в конце концов, - спокойно отозвался доктор, с задумчивым видом пригласив женщину следовать за собой, - меня больше тревожит то, что парень сейчас очень истощён, да и при кесаревом потерял немного больше крови, чем должен был… - мужчина, войдя в свой кабинет, присел за стол, и достав из ящика какую-то папку с документами, принялся сосредоточенно её листать.
Женщина, уже чувствуя, что так легко отобрать сына у судьбы-злодейки, ей не удастся, села на стул напротив доктора и от всей души пожалела, что не может обнять своего мальчика, она только могла надеяться на то, что Саске передаст ему достаточно сил продержаться до того, как они с доктором найдут выход. Ведь он же должен быть, правда?

***
Когда Кушина усталая и замученная выбралась в коридор, сразу же обнаружила Саске, уже сидевшего на ближайшем к кабинету диване. В одной его руке белела уже опустевшая чашка из-под кофе, а второй он, как только заметил появление женщины, начал усердно тереть глаза.
Кушина поджала губы, только сейчас осознав, что сама не далека от того, чтобы сдаться и разреветься в голос, как какая-нибудь девчушка пяти лет от роду. Но она не могла позволить себе подобной роскоши. Кто если не она поддержит убитого горем Саске? Ведь он, несмотря на их с Наруто раннюю свадьбу, всё ещё восемнадцатилетний студент-второкурсник. Несовершеннолетний подросток, брошенный судьбой в жестокую взрослую жизнь. И пусть виной тому чистая искренняя и настоящая любовь, он ещё слишком молод, чтобы переживать такие порции боли.
Женщина коснулась его плеча, безмолвно призывая подняться.
- Я не брошу его, - он отчаянно замотал головой, - он такой слабый сейчас, - последние слова были сказаны едва различимым шёпотом.
- А кто бросать предлагает? Ему донор нужен, Саске. Он много крови потерял. Они уже пробили по базам данных – их запасы на вторую группу как раз закончились, но даже если бы подходящая кровь и нашлась, ты бы всё равно не позволил им её использовать, так ведь?
- Он сказал, когда подходить на переливание? – брюнет быстро поднялся на ноги, его ладони с готовностью сжались в кулаки.
- Через семь минут, - кивнула Кушина, - идём, - она не смогла побороть в себе материнского инстинкта, а потому крепко сжала руку Учихи и повела его к палате, за стеной которой боролся за жизнь её сын. Кушина всем сердцем верила – кровь брюнета по счастливой случайности оказавшаяся той же группы, что и у её сына, вернёт его сердцу жизненные силы.
- Я помолюсь за вас, - пообещала женщина, отпуская парня и провожая его взглядом до тех пор, пока светло-серая дверь, будто капкан не захлопнулась за его спиной.
Кушина, в который раз отогнав от себя дурные мысли, сложила ладони вместе и, крепко зажмурившись, начала шептать молитву Будде, чтобы он дал её ребёнку сил выжить.
Спустя мучительно много времени, брюнет, на ослабевших негнущихся ногах подошёл к ней в сопровождении с врачом.
На вопросительный взгляд женщины парень чуть заметно кивнул. Его неслабо шатало, но он упрямо продолжал стоять на ногах.
- У донора очень хорошая кровь, так что, думаю, она поможет нашему пациенту выкарабкаться, - устало произнёс врач, по инерции вновь начав теребить бороду, - но сейчас никаких посещений ни отца, ни малышки – им обоим необходим сон. Откровенно говоря, вам самим тоже отдохнуть не мешало бы, не хочу ещё и за ваше состояние тревожиться.
- Думаю, вы правы, - женщина выдавила из себя вымученную улыбку, - благодарю вас, Рюу-сан.
- Это моя работа, Кушина-сан, - чуть склонив голову в ответном уважительном поклоне, мужчина удалился в свой кабинет, а женщина и её зять – к машине, припаркованной на охраняемой стоянке.
- Я бы лучше тут остался, - пожаловался брюнет, не отрывая глаз от здания роддома, даже сидя на переднем сидении «Акуры», уже начавшей манёвр выезда на проезжую часть.
- Я и сама хотела бы остаться, ни на шаг не отходить, но даже, несмотря на все мои связи, они этого не позволят, ради безопасности самого Наруто. Так что, лучшее, что мы можем для него сделать – это съездить домой, привести себя в более-менее сносное состояние и вернуться уже полными сил.
«Хотя бы частично» - добавила женщина уже про себя. Она прекрасно понимала, что попросту не сможет сомкнуть глаз, зная, что её ребёнку грозит хоть какая-то опасность. Но, по крайней мере, принять душ, перекусить и ненадолго прилечь ей вполне по силам.
«Кстати о перекусить…» - женщина поинтересовалась, чего Саске хотел бы съесть, но тот ответил, что ему абсолютно всё равно. Как-то о еде не думается в такие моменты – съедобное и ладно. На это утверждение женщина согласно кивнула – кулинарные изыски для неё самой также потеряли всякое значение, но она надеялась, что с их помощью сможет хоть немного поднять брюнету настроение.

***
- Мне даже в окно заглянуть не дали, - брюнет уронил голову на скрещенные на столешнице руки, - стал отцом, а так и не знаю, как выглядит моя крошка.
Женщина, отставив тарелки с недоеденным раменом в сторону, взяла его ладонь в свои и заставила посмотреть себе в глаза:
- Уверена, она – чудесная! – тепло улыбнулась Кушина, - у таких отцов, как вы, по-другому просто не может быть. Вот поедем туда к шести утра и увидимся с ней, да?
Саске согласно кивнул, даже попытался ответить на её улыбку, но вышло только слегка искривить уголки рта, поэтому он снова положил голову на руки, намерившись вновь выпасть из реальности.
- Э нет, дружок, так не пойдёт. Поднимайся и в душ давай, а потом ложись в зале на диван или, если хочешь, в комнате Наруто. Мы там, правда, почти всю мебель вынесли – Минато ремонт затеял – но кровать ещё стоит.
- Спасибо, Кушина-сан, - брюнет с трудом поднялся на ноги и побрёл в сторону ванной на втором этаже, предоставив матери Наруто занять ту, что побольше на первом.
Женщина не стала набирать джакузи, просто приняла двадцатиминутный душ, и вернулась на кухню, дабы разгрузить уже закончившую мытьё посудомойку. Не то, чтобы она была сторонницей прямо-таки больничной стерильности дома, просто домашние заботы помогали ей немного отвлечься от тягостных раздумий, хоть чем-то себя занять.
Как только дела на кухне иссякли, Кушина отправилась на диван в гостиной, но, полчаса проворочавшись, как и предполагала, не смогла уснуть.
«Надеюсь, хоть он уснул» - женщина бесшумно поднялась по лестнице и заглянула в комнату, принадлежавшую её сыну до тех пор, пока он не съехал в купленную им с Саске квартиру сразу после свадьбы (правда, Минато всё равно решил переделать эту комнату под спальню с большой двухместной кроватью в надежде, что молодые всё же часто будут навещать их и оставаться погостить).
Брюнет обнаружился спящим на узкой кровати (всё-таки помог чай с валерианой, мелиссой и мятой, рецепт которого ей ещё бабушка по секрету рассказывала…жаль, на неё саму даже такое проверенное средство не подействовало). Он неистово обнимал пухлое одеяло, впитавшее в себя запах его возлюбленного. Парень так отчаянно прижимался к вещи, хоть как-то напоминающей ему о Наруто, что показался женщине маленьким мальчиком – детки, сильно тоскующие по родным, если те надолго покидают их, часто берут вещь, которая хоть чем-то напоминает малышам о вечно занятых делами взрослых.
Женщина не удержалась и погладила брюнета по голове, совсем как своего Наруто, когда тот был ещё малышом. В груди опять больно защемило, но она не позволила себе тосковать по сыну – ведь он скоро вернётся домой, и всё снова наладится.
Кушина наткнулась взглядом на айфон, выскользнувший из переднего кармана джинсов брюнета. Его экран мигал, возвещая о поступившем звонке. Женщина осторожно, чтобы не спугнуть и без того хрупкий сон Саске, взяла устройство и уже внимательнее вгляделась в иероглифы на дисплее. Звонил Итачи – они с Тэтсуей как раз наслаждались медовым месяцем на Мальдивах.
Женщина тихонько покинула комнату и ответила, уже начав спускаться по лестнице. Голос старшего брата её зятя был до неприличия счастливым. Он сказал, что Микото позвонила ему, сразу после того, как Кушина прямо из роддома сообщила ей чудесную новость о рождении девочки. Мать Наруто выслушала все поздравления сначала от Итачи, потом от его супруга, а на просьбу передать трубку молодым ответила, что те слишком устали и сейчас спят. Парни пообещали обязательно набрать им на следующий день, после чего ещё раз осыпали женщину поздравлениями и завершили разговор.
Мать Наруто, тяжело вздохнув, опустила айфон на столик и села на диван. Неприятно было лгать близким людям, но что ещё она могла? Если бы они узнали правду, то непременно сорвали себе весь отпуск, что уж о потере нервов говорить.
Через какое-то время позвонил и Минато, сказал, что не мог ответить раньше, потому что они были на каком-то важном заседании – там даже выйти не разрешалось. Кушина бодрым голосом сообщила, что они с ним теперь стали бабкой и дедом, так что он просто обязан привезти ей кресло-качалку и кучу ниток для вязания – малышке понадобятся тёплые вещи, когда придёт осень. А если они ещё и бабушкиными руками будут связаны, греть будут вдвойне.
- Хорошо, милая. У Фугаку уже большая часть дел решена, осталось немного – через неделю уже вернёмся.
- Ну, да, по сравнению с теми двумя, которых тебя дома нет – это и впрямь не так уж много, - ворчливо заметила женщина, подобрав под себя ноги.
- Не сердись, любимая, - попросил он нежно. Вот и как можно после этого обвинять его в чём-то?
- Ладно, - вздохнула женщина, - но тебе придётся постараться восполнить своё отсутствие, как вернёшься.
- Уж я постараюсь.
- Надеюсь.
- Приятных снов, милая. Люблю тебя.
- И я тебя люблю, - произнесла женщина, отчаянно желавшая в этот момент, чтобы её муж оказался с ней рядом и заглянул в глаза, как всегда это делал, говоря эти тёплые слова.

***
- Кушина-сан! – едва они успели оказаться в приёмной роддома, как к ним подошёл Рюу-сан, - хорошие новости – вашему сыну гораздо лучше. Нам даже удалось его накормить! Да и малышке уже нашли молоко. Так что все сыты и довольны. Можете посетить их обоих.
- Вы не представляете, как мы хотели это услышать! – просияла Кушина и взглянула на брюнета: - идём?
- Да. Только я хотел бы сначала дочку увидеть и, если можно, Наруто её показать. Всё-таки, мы оба – её родителя и должны, наконец, дать ей имя, - Саске выглядел взъерошенным и взволнованным. Но, в отличие от вчерашнего, это волнение было приятным, предвкушающим шквал счастья, как только вся молодая семья, наконец, воссоединится.
Доктор на такое предложение ненадолго задумался, но, потом всё же кивнул – всё-таки девочка родилась в нормальный срок, весила три с половиной килограмма и уже несколько раз покушала, так что на путешествие в папиных руках силёнок ей вполне хватит.
Пока Саске увели к малышке, женщина зашла в палату своего сына, тот полулежал на специальной кушетке с регулируемым уровнем высоты изголовья и задумчиво смотрел в окно.
- Наруто, - Кушина ощутила, как по её щекам сами собой заструились слёзы облегчения и радости. Как же она за него переживала! Просто словами не передать!
- Мам! – блондин ответил на осторожные и робкие объятия матери и счастливо ей улыбнулся.
- Видела её? – он поочерёдно коснулся её щек, вытирая дорожки слёз.
- Ещё нет, Саске пошёл за ней, - улыбнулась женщина, держа сына за свободную руку, - как ты себя чувствуешь?
- Да лучше не бывает! Хотел сегодня же и выписаться, но не дали…сказали, для профилактики полежать ещё дня три, а потом можно и домой. Только перенапрягаться ещё месяц нельзя, как будто я девка какая…
- Роды – дело серьёзное, так что правильно они сказали. Я лично прослежу за тем, как ты их предписания выполнять будешь.
- Началось, - простонал блондин.
Тут в палату вошла медсестра и, придерживая дверь, пропустила Саске с крошечным свёртком в руках.
Кушина видела, сколько счастья плескалось в глазах обоих супругов, как только их взгляды встретились. Саске кивнул на сокровище в своих руках и медленно поднёс его к Наруто, чтоб тот тоже смог посмотреть на малышку и подержать её в руках.
Наруто со всей осторожностью, на какую был способен, принял девочку на руки и заглянул в крохотное аккуратное личико – девочка крепко спала, и ни один из отцов не решался её разбудить – настолько хрупкой и нереальной она казалась. У малышки, кстати, обнаружились тёмные волосы и бледная кожа, а синий цвет глаз им выдала медсестра – вчера видела, как приносила девочку. Правда, она сказала, что цвет чаще всего меняется, но, поскольку, у одного из родителей доминантный – голубой, то они, скорее всего, такими и останутся.
- Уже придумали имя? – спросила Кушина, когда медсестра оставила их ненадолго.
Саске с Наруто переглянулись, и блондин ответил:
- Мам, давай, ты выберешь? Ты же так хотела дочку.
Кушина удивлённо взглянула на супругов, но те уверенно кивнули, подбадривая её.
- Хорошо, - она на секунду задумалась, хоть ей в голову и пришло одно имя сразу, как только парни предложили ей право выбора, в итоге, перебрав для приличия пару вариантов, она вернулась к первому и самому правильному:
- Нарука, её нужно назвать именно так.
Парни понимающе заулыбались. Так началась история жизни девочки по имени Учиха Нарука.

@темы: саске/наруто, Фанфы яой, Гнев меняет, Naruto

URL
   

The narrator of midnight

главная