12:10 

Мечтаю не мечтать. Глава 1. В ноябре.

Если ваши нервы гудят от напряжения, а сил сохранять хотя бы видимое спокойствие попросту не остаётся, что вы делаете?
Наруто вот, за неимением лучшей альтернативы, стоял посреди коридора и развлекал себя тем, что метал молнии взглядом в своих родителей поочерёдно. Те ничуть не уступали ему в этом занятии, а потому воздух в помещении уже спокойно можно было резать ножом и на бутерброд намазывать.
- Это упрямство бессмысленно. У вас с ним нет никакого будущего, - тяжело изрёк Минато, с видимым усилием не отводя разочарованного взгляда от своего сына.
- Наруто, твой отец прав. Ты должен послушаться нас и попытаться исправиться. Всё будет хорошо. Мы тебя не бросим. Минато знает хорошего специалиста. У него есть небольшая частная клиника за городом. Там тебе помогут, - Кушина слегка выступила вперёд, и даже потянулась к своему чаду рукой, но то в ужасе отшатнулось, так, если бы мать попыталась ударить его.
- Вы даже не пытаетесь понять меня, - с обидой в голосе произнёс он, - всю мою жизнь только и делаете, что исправляете меня, как вам того хочется. А о моих чувствах вы подумали вообще?!
- Наруто! – мать шокировано зажала рот ладошкой. Кажется, она и не подозревала, что её сын мог допустить подобные мысли на их счёт, - Мы не…
- Мам, хватит! – он одёрнул её прежде, чем она успеет начать свои причитания. - Я так больше не могу! Я устал вечно соответствовать вашим требованиям. Поэтому придётся вам принять меня таким, какой я есть.
- Нет, сын, - голос Минато будто бы покрылся непробиваемой коркой льда. – В этом доме пока ещё я глава семьи. А значит, и делать будешь так, как я тебе скажу. А если не согласен, то и домой можешь больше не возвращаться.
Наруто полным изумления взглядом уставился на своего родителя. Родные, конечно, всегда воспитывали его со всей возможной строгостью, но до жестокости дело ещё не доходило, а тут…
Сердце в груди больно сжалось, а на глаза навернулись злые слёзы. Что ж. Раз родителям так хочется от него избавиться, он предоставит им такую возможность.
Усилием воли подавив порыв броситься рассыпаться в извинениях перед ними и признавать ошибкой то, что несколько этих месяцев дарило ему счастье, парень, подняв голову, твёрдо взглянул на своих родных:
- Хорошо. Так и поступим, - обогнув их, он направился в свою комнату. Каждая секунда пребывания в месте, ещё утром бывшем его домом, теперь стала нестерпимым испытанием, а потому блондин хотел, как можно скорее, покончить со сборами и уйти прочь.
Вздутая сумка, в которой в обычные дни болталась тетрадь для блочных листов, пара ручек, смарт и ещё какая-то дребедень, теперь тяжело перевесилась через его плечо и тянула его к полу, больно врезаясь лямкой в кожу – пустяк по сравнению с тем, что сейчас творилось у него в душе. Наплевав на лямку, он открыл дверь и решительным шагом направился к выходу. Однако отец не дал ему приблизиться к выходу. Замахнувшись, он врезал ему по лицу, так что парень, не удержав равновесия, рухнул на пол.
Когда звон от полученного удара перестал мучить его голову, парень смог сфокусировать взгляд на полу, к которому он сейчас прижимался щекой.
Наруто на дрожащих от напряжения руках приподнялся над полом. Ковёр уже успел испачкаться его кровью. То-то мама расстроится. Из-за границы везла его. Дорогая вещь.
Блондин неспешно стёр ещё тёплую струйку крови со своей рассечённой скулы и поднял тяжёлый взгляд на отца. Случалось, конечно, что Минато наказывал сына по максимальной строгости, но он никогда, НИКОГДА не бил его до крови.
Мужчина с отвращением взирал на Наруто сверху вниз. Это вызвало на губах с уже подсыхающей кровью на них слабую усмешку. О чём он думал, когда недавно говорил с Саске о раскрытии их отношений на предстоящем празднике? Отец никогда не примет то, что не вписывается в рамки его мировосприятия, даже если этим нарушением норм окажется его собственный сын.
Наруто медленно поднялся на ноги. Ударь его отец ещё, он ни за что не стал бы отвечать встречными ударами. Так уж он был воспитан. Старших надо уважать. Слово старших – закон, а истина в нём не рушима. Но вот о защите ничего не говорилось, а, значит, пропускать следующий хук он не станет.
- Ты останешься здесь и сделаешь так, как мы скажем, - мрачно изрёк мужчина, разминая кулак для следующего, наверняка, не менее болезненного удара.
- Нет. Спасибо. Восемнадцать лет делал. Думаю, мне положен приз – начать, наконец, распоряжаться своей жизнью самостоятельно, как того хочется мне, а не вам.
Лицо Минато сделалось жестче. Он совершил молниеносный выпад, намереваясь «выбить дурь» из головы сына, но тот встретил его кулак защитным блоком. Кость руки отозвалась глухой болью, но Наруто даже бровью не повёл. Он только собрал в себе все силы, которые удалось найти, и вложил их в толчок, которым заставил отца освободить пространство перед дверью. Больше он в этой квартире не покажется, но смысл оборачиваться в прошлое, если людям, которых он хочет в нём оставить, нет дела до чьих бы то ни было желаний, кроме их собственных?
Наруто даже не заметил, как оказался уже в нескольких кварталах от своего подъезда.
Он сидел на крыше одного из целого ряда заброшенных гаражей и смотрел на то, как ноябрьская дождевая вода смешивается с грязью в лужах. Крупные капли ледяной воды уже давно намочили его одежду, заставляя смуглое тело дрожать от холода, но, он даже не пытался отыскать какое-либо укрытие. Потому что каким бы сухим и тёплым оно не оказалось, сейчас убежать и спрятаться от обжигающей пустоты в душе было попросту невозможно. Так что невелика разница, где он переживёт своё горе. Ему просто нужно побыть одному.
Наруто почувствовал, как его губы растягиваются в ироничной ухмылке. Как он только что подумал? Одному побыть? Да уж. С этим проблем теперь явно не будет. У него ведь больше нет семьи. Только Саске и друзья остались.
Сердце больно закололо, напоминая, что парень вообще-то не железный, и такое эмоциональное перенапряжение его организм так просто ему с рук не спустит.
Наруто помнил, как мать, всякий раз, как у него в детстве случалось нечто подобное наводила ему воду с сахаром и заставляла выпивать целый стакан за раз. Колики из сердца уходили, но вот на сладкое Узумаки неделю смотреть не мог – и так его не особо любил. Сейчас единственное, что он мог глотать – чуть подсоленная дождевая вода, стекающая по щекам к губам и подбородку. Он справится. Он же всегда был сильным, значит, не сломается. Много чего случится в его жизни, и глупо губить себя, только начиная теперь уже действительно свой собственный путь.
Парень потянулся к карману своей тонкой красной ветровки, облепившей его тело наподобие второй кожи. На месте. Он вынул смятую пачку сигарет, которую недавно отобрал у своего друга, дабы отучить от вредной привычки. Как там Гаара говорил? Кажется что-то о том, что курение помогает ему успокоиться. Что ж, Наруто как раз требовалось сейчас нечто подобное.
Блондин пальцами, дрожащими то ли от холода, то ли от состояния в целом, вынул одну сигарету и поднёс к ней конфискованную у Гаары же зажигалку. Иссиня жёлтый огонёк вспыхнул, даже, несмотря на царящую вокруг сырость, только вот сигарета, даже укрытая под ладонью от дождя, так и не запалилась. Бросив бесплодные попытки впервые в жизни накачать лёгкие ненужным никотином, парень, поднявшись на ноги, швырнул сигарету вместе с зажигалкой вниз, да с такой яростью, будто это они были повинны во всём произошедшем с ним только что.
Зажигалка улетела в кусты, а вот сигарета, будучи более лёгкой, опала на одну из разрастающихся луж и теперь тонкой белесой полоской плавала на её поверхности, постепенно окрашиваясь в грязновато-коричневый цвет.
Наруто не имел понятия, сколько времени простоял так, наблюдая за метаморфозами сигареты, только та, даже набухнув от грязной воды, не утонула. Он знал, что на плаву её удерживает фильтр, но, со временем, даже он не справится с этой задачей и, в конце концов, сигарета развалится на составляющие и пойдёт ко дну.
Парень ощущал нечто отдалённо напоминавшее эту ситуацию – он тоже оказался вычеркнутым из родительской жизни, и до сих пор не утонул только потому, что у него ещё осталось, за что цепляться - любимый человек и природный оптимизм. Пусть даже последнего и не было видно под всеобщим ноябрьским унынием, царившим вокруг.
Чувствуя растущее першение в горле и почти полную заложенность носа, парень, поёжившись, зычно чихнул, неуклюже спрыгнув с одноэтажного здания. Ноги поскользнулись на вязком месиве, но всё же сумели удержать равновесие – не хватало ещё в грязи обваляться. В офисе Саске точно не так поймут. Ещё его безукоризненная репутация пострадает. Лучше не нагнетать.
Парень направился в сторону остановки, дабы дождаться нужного автобуса – на метро ехать не было никакой нужды – сейчас, в предобеденные утренние часы народ в большинстве своём находился на рабочих местах, так что на дорогах стало заметно просторнее.
Под козырьком остановки обнаружились две девушки, не намного моложе его самого. При виде парня промокшего до нитки они принялись переговариваться в полголоса, то и дело вворачивая в свой диалог пару-тройку язвительных замечаний. В другой день Наруто поставил бы их на место всего лишь широкой улыбкой и безобидным, но правильным замечанием – ещё никто не мог устоять перед его обаянием и располагающей доброжелательностью к людям – но сейчас ему было абсолютно всё равно. Главное – поскорее сесть в автобус и доехать до этого чёртового офиса. Впрочем, томиться в долгом ожидании в компании злорадствующих школьниц не пришлось – большой зелёный автобус, скрипнув открывающимися дверками, впустил в салон осенний холод, и немногих пассажиров заодно.
Наруто пошарил глазами в поисках свободного места, но, несмотря на то что, автобус выглядел полупустым – все сидения оказались заняты. Парень, неудобно перехватив поручень левой рукой, правой принялся рыться в сумке. Хорошо, что в таких автобусах места для стоящих было валом, и его копошение в сумке, свисающей с плеча, никому не мешало, а то если бы вдруг кому-то пришло в голову поучать его сейчас, не сдержался и послал бы.
Наконец, плеер нашёлся, и, изловчившись всё той же одной рукой вставить наушники, выбрал так подходящий сейчас трек, один из его любимых в жанре «New-prog», заслушанных «до дыр». Дело пошло быстрее, как то всегда бывало, когда блондин слушал музыку – лучшего средства скрасить путешествие в одиночку, человечество пока не изобрело – игровые консоли или переписка по соц. сетям не в счёт – такими вещами лучше заниматься в поездах, где ты хотя бы можешь сесть или лечь, и никто не выбьет дорогую технику из твоих рук.
Очень скоро двери с тем же скрипом разъехались в стороны, выпуская Наруто наружу. До офиса от этой остановки идти не больше двадцати минут – ближе не придумаешь, по меркам большого густонаселённого города. Да и дождь вроде как прекратился. На время.
Блондин, втянув ртом сырого воздуха – нос даже в течение получасовой езды в теплом салоне автобуса не отложило – зашагал в сторону нужного здания, решив, что первой вещью, купленной им на собственную зарплату, станет зонт. Ибо так и слечь с температурой недолго – нет, конечно, организм у него крепкий, но всему же есть предел.
В приёмной его встретила блондинка в тёмно-синем офисном костюме, не мешающем, правда, выставлять напоказ нескромное декольте и длинные стройные ноги. И почему Наруто никогда не видел в таких корпорациях секретарей-мужчин? Неужели дамочек набирают только, чтобы было с кем переспать? А может, никому из мужчин эта работа попросту не кажется привлекательной? Или опасаются чего?
- Простите, у вас назначено время встречи, или вы хотели бы записаться? – девушка старалась, чтобы её голос не оттеняла брезгливость, с которой чуть поморщился её слегка вздёрнутый носик, но получалось это у неё из рук вон плохо.
- Не назначено, и не хотел бы, - покачал головой блондин, - мне нужно пройти в отдел Учихи Саске. Он в курсе.
Блондинка с сомнением поглядела на него, но всё же набрала номер приёмной Учихи. Там запросили фамилию будущего посетителя, которую Наруто с готовностью озвучил. Девушка положила трубку и передала, что его уже ждут.
Наруто миновал регистрационную стойку и вошёл в лифт. Тот ровным ходом понёс его на верхние этажи. Узумаки и раньше доводилось бывать на работе своего парня, но ту девушку в приёмной он видел впервые, вот и приключилась такая заминка – а ведь предыдущая только начала узнавать его в лицо.
Пару раз лифт останавливался на других этажах, впуская и выпуская офисных работников и их клиентов, но в остальном, поездка на лифте не отличилась ничем примечательным.
Наруто, добравшись, наконец, до нужного ему отдела, вошёл в приёмную и, перебросившись парой слов с Карин – немного резковатой, но в целом, неплохой девушкой и секретаршей Саске, по совместительству, - направился прямиком в его кабинет.
Брюнет обнаружился стоящим у окна и беседующим по телефону на английском. Очередной партнёр. Наруто со вздохом опустил сумку на пол и рухнул на удобный диван с угловатыми подлокотниками, без малейшего зазрения совести – не просохшая одежда вряд ли могла навредить кожаной обивке, так что парень просто терпеливо ждал, пока Учиха закончит со своими делами и уделит ему внимание.
Попрощавшись, Саске отложил телефон на стол и в несколько шагов оказался рядом с Наруто.
- Что с тобой случилось? Весь мокрый, - он глядел на блондина тёмными встревоженными глазами, - ты почему раньше из универа ушёл? У тебя же до четырёх сегодня.
- Они вчера там были, - тихо ответил блондин, выпрямив спину, - видели нас.
Наруто увидел во тьме глаз возлюбленного вспыхнувшее понимание, он аккуратно присел рядом и накрыл рукой его продрогшую ладонь. Но тут же отдёрнул её – видимо, представил себе, какой температуры сейчас все остальные части тела Наруто. Не говоря ни слова, брюнет рывком поднялся с дивана и вышел в коридор. Через пару минут он вернулся с пледом и дымящимся картонным стаканчиком эспрессо. Он заставил Наруто стащить с себя всю мокрую одежду и переодеться в запасной комплект местной рабочей униформы, самолично укутал его пледом и, только дождавшись, когда парень, морщась при каждом обжигающем глотке, опрокинет в себя всю порцию горьковатого горячего напитка, позволил продолжить разговор.
- Даже если и поругались, это не повод под дождём мокнуть, – заметил он с осуждением, но все же отвёл непослушную золотистую чёлку от глубоких синих глаз. Наруто облегчённо кивнул. Значит, злость напускная. Конечно, так оно и есть. В такие моменты Саске никогда не сердился на него по-настоящему, просто по-другому выражать беспокойство он не мог. Но Наруто всегда знал, что оно-то как раз таки настоящее. И тогда в случае со стрелкой, на которую Наруто вызвали из-за того, что он всего раз прошёлся с девушкой местного «авторитета», и в аварии, в которую Наруто попал, когда сел за руль, за день до сдачи экзамена по вождению.
Много чего им уже довелось пережить вместе. По вине Наруто, если быть точным. Но Саске, как бы ни ворчал, всегда оказывался рядом и помогал справиться со всем. Он стал для Наруто его личным светом, несмотря на вечную тьму в глазах. Она была какой-то особенной, ни на что не похожей, и - блондин мог поклясться - когда Саске смотрел на него – будто бы становилась ярче, насыщеннее. Боже. Наруто просто умирал от его взгляда в такие моменты. И если это не любовь, по мнению других – плевать. Для блондина этот трепет во всём теле и даже некое лёгкое головокружение при простом взгляде на брюнета было именно этим чувством, которое сейчас почему-то притупилось у большинства людей. Ну и пускай. Они-то не большинство и они вместе.
Наруто ощутил укол вины. Надо было сразу рассказать ему. И о чём он думал, сидя там на крыше гаража под проливным дождём? Даже если ему было плевать на себя, то Саске теперь выглядел ужасно обеспокоенным его состоянием. Внимание и забота любимого, конечно, грели душу, но вот собственная импульсивность здорово отравляла чувство самоуважения.
- Я туда больше не вернусь, Сас, - Наруто постарался не выглядеть слишком уж удручающе, - они даже не стали меня слушать.
- Дай им немного времени. Придут в себя и примут, ты всё-таки их сын, - он в привычном жесте обнял блондина, положив его голову себе на грудь.
- Может, ты и прав, - со вздохом отозвался блондин, внутренне понимая, что так, как было раньше, уже точно не будет, и родители ни за что не смирятся с тем, кто он есть сейчас. Он совершенно ясно прочёл это во взгляде отца, там в коридоре. Уйдя от них сегодня утром, он сам поставил крест на возможности быть понятым ими.
- Давай я отвезу тебя к себе, а после съездим и за твоими вещами? – Саске заглянул в его лицо.
- Не хочу обременять тебя, - неуверенно начал блондин.
- Давно хотел предложить тебе переехать ко мне, - перебил его брюнет, - прости, что не сделал этого раньше, - он нежно коснулся его плеча и, поднявшись, подал ему руку. – Идём.
- Учиха-сама, а как же заседание? – недоумённо вопросила Карин, поднимаясь из-за стола, когда её босс в компании с Наруто с пледом, накинутым поверх его плеч, вышел из кабинета.
- Перенеси, - отмахнулся брюнет, - сегодня в офис я больше не вернусь.
- Ох, как скажете, - молодая женщина с хмурым видом опустилась в кресло и принялась названивать деловым партнёрам одного из лучших финансистов страны, чтобы сообщить, что он их сегодня попросту «продинамил».
- Да ладно. Мог бы и не напрягать всех ради меня, - Наруто нырнул в салон машины Учихи.
Тот уже повернул ключ зажигания и начал выруливать из парковки.
- Ничего, им полезно, - только и сказал он, умело вливаясь в дорожный поток, состоящий из разномастных машин.
В дороге Наруто старался не заговаривать с брюнетом, чтобы не отвлекать его от движения, а потому единственным безобидным занятием оставалось разглядывание улиц по ту сторону залитых водой окон – ливень опять обрушился на их мегаполис, с небывалой силой барабаня по крыше машины. Саске повернул выключатель климат-контроля, чтобы хоть немного просушить салон – из-за запотевших стёкол видимость резко снизилась. Наруто почувствовал, как тёплые струйки воздуха приятно защекотали его шею. Из динамиков, встроенных в дверях машины полилась умиротворяющая музыка, так что очень скоро водяные разводы на стекле скрылись из поля зрения, уступив место тьме, в которой не было места сновидениям.
Наруто проснулся оттого, что по глазам полоснуло довольно неприятным в своей яркости светом. Он, жмурясь, попытался понять, где находится и обнаружил, скорее по ощущениям, нежели по нечётким картинкам, посылаемым мозгу ещё не привыкшими к свету глазами, что его держат на руках.
Он перевёл ошарашенный взгляд на своего парня, а тот только плечами пожал.
- Ты так крепко спал, разбудить не получилось.
- Дальше я сам, спасибо, - парень, чувствуя, как краснеет, слез с его рук и встал рядом, неловко вцепившись в собственное предплечье. Саске ещё никогда не носил его на руках.
Лифт мелодично звякнул, возвещая пассажиров о прибытии в пункт назначения, и, как только те выбрались из его кабины, скрепил створки и бесшумно ухнул вниз.
Наруто и раньше бывал в гостях у возлюбленного, но не переставал поражаться той роскоши, с которой даже лестничная площадка была отделана. По его мнению, то ещё расточительство, но раз люди не придумали более полезных источников вложения средств, не ему их перевоспитывать. Вот заработает своё – вложит, куда захочет, но явно не так бестолково.
- Так и будешь на пороге стоять? – хмыкнул брюнет уже изнутри своей квартиры-студии, - если так нравится интерьер, ещё будет время потом полюбоваться.
- Извини, - блондин поспешил пройти в просторную прихожую, пребывающую в успокаивающем – особенно после слепящего света дневных ламп – полумраке. Повсюду в определенном дизайнерском беспорядке были рассредоточены бра, дарившие помещению оттенок индиго – дежурное освещение. Включи Саске обычное – к индиго приплелось бы мягкое золото, так похожее на солнечный свет, но во много раз убавленное в своей яркости.
Больше всего в квартире своего взрослого бойфренда парень любил огромные окна, тянувшиеся от пола и заканчивающиеся под самым потолком. Он обожал смотреть на огни города, простирающегося далеко под ногами. Правда, сейчас ещё была лишь вторая половина дня, так что сквозь стекло, усыпанное крупными дождевыми каплями, была видна лишь влажная дымка, осевшая на здания, похоже, до самой ночи.
Наруто почувствовал, как тяжёлая рука брюнета легла на его талию. Тело сразу же откликнулось волной жара, явно предвкушая то, что уже не раз случалось с ним в этой уютной гостиной. Блондин, стиснув зубы, усилием воли вытеснил воспоминания, уже вовсю разворачивающиеся в памяти, до более подходящего времени и аккуратно убрал ладонь любимого.
- Прости. Я не в состоянии сейчас, - произнёс Наруто чуть хрипловато. Он не хотел увидеть разочарование на лице брюнета, а потому продолжил смотреть в окно, но тот, как ни странно, вовсе не опечалился отказом, напротив – развернул его к себе и, с удовольствием чмокнув в нос, отправил откисать в ванной, пока сам заскочит ещё в пару магазинов – ибо гостей вообще-то сегодня не ждал и угощать блондина, кроме поцелуев, было нечем.
Ужин прошёл в умиротворённой атмосфере – брюнету каким-то образом удалось поднять его настроение всего одной байкой об одном недавнем фиаско его главного конкурента. Впрочем, никакого особого секрета тут не было. Наруто нравилось его слушать – неважно о погоде или о финансовых потоках и их изменениях шла речь. Просто, брюнет делал это с таким увлечением – сразу было видно, что он живёт этой работой, этим миром, в котором вращается изо дня в день и, Наруто ничего не оставалось, кроме как искренне порадоваться за него и за себя, что ему досталось такое сокровище.
- Точно не хочешь? Завтра у меня не так много дел, после обеда уже освобожусь, заехали бы…
- Сас, угомонись. Не будем мы туда заезжать.
- Как хочешь, просто сам же говорил, что они на работе до шести обычно. Успели бы, если так не хочешь с ними сталкиваться.
- Вот веришь, вообще не хочу. И вряд ли передумаю. Ближайшие лет десять точно.
- Хо, значит, шанс ты им всё же дал, - блондин спиной почувствовал, как поджарое тело брюнета сотрясается от хохота – да, этот финансист и на тренажёрку время находит.
- Не вижу в этом ничего смешного, - буркнул Узумаки, надувшись, и пряча подбородок в глубоком «горле» тёмно-синего свитера, который его вынудил нацепить брюнет в комплекте с белыми шерстяными носками и чёрными пижамными штанами – видите ли, он боится, что блондин сляжет с температурой. А сам, блин, в одних боксерах к нему прижимается сзади. Изверг. Конечно, у Наруто уже давным-давно (около часа назад, если точнее) появилось желание заняться сексом, куда более действенно согревающим, чем какая-то шерстяная одёжка, но не хотелось показаться перед брюнетом каким-то озабоченным животным, пусть даже ему только недавно пошёл девятнадцатый год и подростковые гормоны никуда не ушли – всё буйствовали, часто гоняя молодую кровь по жилам куда быстрее, чем требовалось. Всё-таки Саске проявил понимание в тот момент, когда Наруто не мог справиться с последствиями, вызванными душевной раной, глупо убивать эту атмосферу хрупкой нежности, которой практически не бывало между ними в обычные моменты. Они вообще сошлись довольно быстро – стоило поиграть в гляделки чуть дольше обычного и всё, оба даже опомниться не успели, как уже целовали друг друга под вечно не работавшим фонарным столбом на улице по пути к многоэтажке Узумаки.
Наруто улыбнулся в тонкую мягкую ткань свитера, чувствуя, как она нагрелась и стала немного влажной от его дыхания. Да, это было круто. Да и сейчас хуже не стало. Наоборот – их отношения, пусть и внепланово, перешли на новый уровень, и Наруто собирался, как можно скорее, к ним привыкнуть. Хотя, не сказать, что с этим могли возникнуть какие-либо трудности – человек вообще ко всему хорошему быстро привыкает, так ведь?
Блондин немного поворочался в кольце рук возлюбленного, стараясь принять более удобное положение.
- Сас, ты спишь? – он позвал в ночную тьму, царившую в уютной спальне, одним из немногих и, пожалуй, лучших предметов меблировки которой была широкая и ужасно удобная кровать – когда Наруто доводилось ночевать на ней, заставить себя подняться с неё утром было равносильно подвигу – и дело тут не только в характерной боли тазобедренного сустава, кровать и впрямь была отличной по всем параметрам.
Пару секунд послушав безмолвие, блондин понял, что его парня-трудоголика уже беспощадно вырубило – всё-таки не жалеет он себя на этой работе. Надо будет поговорить с ним об этом при случае, а сейчас лучшее, что он может – это попытаться провалиться в сон вслед за ним. Наруто прикрыл глаза, искренне надеясь увидеть своего возлюбленного и в сновидениях. Позже, он так и не вспомнит, что ему в итоге приснилось, но и для него и для Саске то была первая ночь, которую они провели в тишине, нарушаемой их размеренным дыханием и отдалёнными отголосками ни на секунду не замирающей жизни города там, внизу.

@темы: One Piece, Naruto, Саске/Наруто, Мечтаю не мечтать, Луффи/Наруто, Фанфы яой

URL
   

The narrator of midnight

главная